Актуально

 joomplu:6778
Биография Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла
joomplu:5659
Просветительские курсы для мирян "Православие" Московского Сретенского монастыря и Сретенской духовной семинарии.
 
 
joomplu:5974
Святой Николай Угодник. Документальный фильм  
joomplu:7261
Частица святых мощей преподобного Александра Свирского, всея России чудотворца передана в дар Кокшетауской и Акмолинской епархии епископом Тихвинским и Лодейнопольским Священноархимандритом Свято-Троицкого Александра Свирского мужского монастыря. Икона с частицей мощей  пребывает для молитвенного поклонения верующих в кафедральном Михаило-Архангельском соборе Кокшетау.
 

 

-1

 

Календарь публикаций

Август 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6

Наш баннер

Кокшетауская и Акмолинская Епархия

Великий покаянный канон святителя Андрея Критского с переводом-пояснением на русский язык 

Великий покаянный канон святителя Андрея Критского полностью прочитывается на утрени в четверг 5-й седмицы Великого поста (по сложившейся традиции в среду вечером) на богослужении, именуемом «Мариино стояние».

Песнь 1

Ирмос: Помо́щник и покрови́тель бысть мне во спасе́ние, Сей мой Бог, и просла́влю Его́, Бог отца́ моего́, и вознесу́ Его́: сла́вно бо просла́вися.

Помощник и Покровитель явился мне ко спасению, Он Бог мой, и прославлю Его, Бога отца моего, и превознесу Его, ибо Он торжественно прославился.

Припев: Поми́луй мя, Бо́же, поми́луй мя.

 

Отку́ду начну́ пла́кати окая́ннаго моего́ жития́ дея́ний? Ко́е ли положу́ нача́ло, Христе́, ны́нешнему рыда́нию? Но я́ко благоутро́бен, даждь ми прегреше́ний оставле́ние.

С чего начну оплакивать деяния злосчастной моей жизни? Какое начало положу, Христе, нынешнему моему сетованию? Но Ты, как милосердный, даруй мне оставление прегрешений.

Гряди́, окая́нная душе́, с пло́тию твое́ю, Зижди́телю всех испове́ждься, и оста́нися про́чее пре́ждняго безслове́сия, и принеси́ Бо́гу в покая́нии сле́зы.

Прииди, несчастная душа,  с плотию своею, исповедайся Создателю всего, воздержись, наконец, от прежнего безрассудства и с раскаянием принеси Богу слезы.

Первозда́ннаго Ада́ма преступле́нию поревнова́в, позна́х себе́ обнаже́на от Бо́га и присносу́щнаго Ца́рствия и сла́дости, грех ра́ди мои́х.

Подражая в преступлении первозданному Адаму, я сознаю себя лишенным Бога, вечного Царства и блаженства за мои грехи.

 

Увы мне, окая́нная душе́, что уподо́билася еси́ пе́рвей Е́ве? Ви́дела бо еси́ зле, и уязви́лася еси́ го́рце, и косну́лася еси́ дре́ва и вкуси́ла еси́ де́рзостно безслове́сныя сне́ди.

Горе мне, моя несчастная душа, для чего ты уподобилась первосозданной Еве? Не с добром ты посмотрела и уязвилась жестоко, прикоснулась к дереву и дерзостно вкусила бессмысленного плода.

Вме́сто Е́вы чу́вственныя мы́сленная ми бысть Е́ва, во пло́ти стра́стный по́мысл,  показу́яй сла́дкая и вкуша́яй при́сно го́рькаго напое́ния.

Вместо чувственной Евы восстала во мне Ева мысленная –страстный помысел плоти, обольщающий приятным, но при вкушении всегда напояющий горечью.

Досто́йно из Еде́ма изгна́н бысть, я́ко не сохрани́в еди́ну Твою́, Спа́се, за́поведь Ада́м: аз же что постражду́, отмета́я всегда́ живо́тная Твоя́ словеса́?

Достойно был изгнан из Едема Адам, как не сохранивший одной Твоей заповеди, Спаситель. Что же должен претерпеть я, всегда отвергающий Твои животворные повеления?

Ка́иново преше́д уби́йство, произволе́нием бых уби́йца со́вести душе́вней, оживи́в плоть, и воева́в на ню лука́выми мои́ми дея́ньми.

Каиново превзойдя убийство, по произволению я сделался убийцей совести душевной, оживив плоть и вооружившись против нее лукавыми моими деяниями.

А́велеве Иису́се, не уподо́бихся пра́вде, да́ра Тебе́ прия́тна не принесо́х когда́, ни дея́ния боже́ственна, ни же́ртвы чи́стыя, ни жития́ непоро́чнаго.

С Авелем, Иисусе, я не сравнялся в праведности, даров Тебе приятных не приносил никогда, ни дел богоугодных, ни жертвы чистой, ни жизни непорочной.

Я́ко Ка́ин и мы, душе́ окая́нная, всех Соде́телю дея́ния скве́рная, и же́ртву поро́чную, и непотре́бное житие́ принесо́хом вку́пе: те́мже и осуди́хомся.

Как Каин и мы, душа несчастная, Создателю всего деяния скверные и жертву порочную, и жизнь негодную принесли вместе; за то́ и осуждены.

Бре́ние Зда́тель живосозда́в, вложи́л еси́ мне плоть и ко́сти, и дыха́ние и жизнь: но о Тво́рче мой, Изба́вителю мой и Судие́, ка́ющася приими́ мя.

Глину, как Создатель, оживотворив, Ты даровал мне плоть, и кости, и дыхание, и жизнь; но, Творец мой, Искупитель мой и Судия, кающегося прими меня!

Извеща́ю Ти, Спа́се, грехи́, я́же соде́ях, и души́, и те́ла моего́ я́звы, я́же внутрь уби́йственнии по́мыслы разбо́йнически на мя возложи́ша.

Открываю Тебе, Спаситель, грехи, которые соделал, и души, и тела моего раны, которые внутренние убийственные помыслы разбойнически на меня возложили.

А́ще и согреши́х, Спа́се, но вем, я́ко Человеколю́бец еси́, наказу́еши ми́лостивно, и милосе́рдствуеши те́пле: слезя́ща зри́ши, и притека́еши я́ко Оте́ц, призыва́я блу́днаго.

Если и согрешил я, Спаситель, но знаю, что Ты Человеколюбец: наказываешь сострадательно и милуешь радушно, на плачущего взираешь и поспешаешь как отец призвать блудного.

Пове́ржена мя, Спа́се, пред враты́ Твои́ми, поне́ на ста́рость не отри́ни мене́ во ад тща, но пре́жде конца́, я́ко Человеколю́бец, даждь ми прегреше́ний оставле́ние.

Повергнутого пред вратами Твоими, Спаситель, хотя бы в старости не отринь меня во ад, ни с чем, но прежде кончины, как Человеколюбец, даруй мне согрешений отпущение.

В разбо́йники впады́й аз есмь, помышле́ньми мои́ми, весь от них уязви́хся ны́не, и испо́лнихся ран, но Сам ми предста́в, Христе́ Спа́се, исцели́.

Я – попавшийся разбойникам – помыслам моим, весь ими изранен ныне и язвами покрыт; но Ты Сам, Христе Спаситель, приди и меня исцели.

Свяще́нник мя предви́дев ми́мо и́де, и леви́т ви́дя в лю́тых на́га презре́, но из Мари́и возсия́вый Иису́се, Ты предста́в уще́дри мя.

Священник, меня заметив, прошел мимо, и левит, видя меня в тяжкой беде, обнаженным, презрел. Но от Марии воссиявший Иисусе, Ты приди и помилуй меня.

А́гнче Бо́жий, взе́мляй грехи́ всех, возми́ бре́мя от мене́ тя́жкое грехо́вное, и я́ко благоутро́бен, даждь ми сле́зы умиле́ния.

Агнец Божий, подъемлющий грехи всех, возьми от меня бремя тяжкое греховное, и, как Милосердый, даруй мне слезы умиления.

Покая́ния вре́мя, прихожду́ Ти, Созда́телю моему́, возми́ бре́мя от мене́ тя́жкое грехо́вное, и я́ко благоутро́бен, даждь ми сле́зы умиле́ния.

 

Покаяния время; прихожу к Тебе, Создателю моему: возьми от меня бремя тяжкое греховное, и, как Милосердый, даруй мне слезы умиления.

Не возгнуша́йся мене́, Спа́се, не отри́ни от Твоего́ лица́, возми́ бре́мя от мене́ тя́жкое грехо́вное, и я́ко благоутро́бен, даждь мне грехопаде́ний оставле́ние.

Не возгнушайся мною, Спаситель, не отринь от Твоего лица, возьми от меня бремя тяжкое греховное и, как Милосердый, даруй мне согрешений прощение.

Во́льная, Спа́се, и нево́льная прегреше́ния моя́, явле́нная и сокрове́нная, и ве́домая и неве́домая, вся прости́в, я́ко Бог, очи́сти и спаси́ мя.

Вольные и невольные согрешения мои, Спаситель, и явные, и сокровенные, и ведомые, и неведомые, все простив, как Бог, смилуйся и спаси меня.

От ю́ности, Христе́, за́поведи Твоя́ преступи́х, всестра́стно небреги́й, уны́нием преидо́х житие́. Те́мже зову́ Ти, Спа́се: поне́ на коне́ц спаси́ мя.

С юности я, Христе, заповеди Твои преступил, страстно, нерадиво, беспечно провел я всю жизнь; потому взываю к Тебе, Спаситель: «Хотя бы при конце спаси меня!»

Бога́тство мое́, Спа́се, изнури́в в блуде́, пуст есмь плодо́в благочести́вых, а́лчен же зову́: О́тче щедро́т, предвари́в Ты мя уще́дри.

Имение мое душевное расточив в грехе, не имею я плодов благочестия, и, голодом томясь, взываю: «Отец всяких благ, поспеши, Сам щедро надели меня Твоими дарами!»

Тебе́ припа́даю, Иису́се, согреши́х Ти, очи́сти мя, возми́ бре́мя от мене́ тя́жкое грехо́вное, и я́ко благоутро́бен, даждь ми сле́зы умиле́ния.

К Тебе припадаю, Иисусе, согрешил я пред Тобою, будь милостив ко мне, возьми от меня бремя тяжкое греховное, и, как Милосердый Бог, даруй мне слезы умиления.

Не вни́ди со мно́ю в суд нося́ моя́ дея́ния, словеса́ изыску́я, и исправля́я стремле́ния, но в щедро́тах Твои́х презира́я моя́ лю́тая, спаси́ мя, Всеси́льне.

Не войди со мною в суд, предъявляя мои деяния, испытывая слова и изобличая стремления; но по милосердию Твоему, презирая грехи мои тяжкие, спаси меня, Всесильный.

Припев: Преподо́бная ма́ти Мари́е, моли́ Бо́га о нас.

Ты ми даждь светоза́рную благода́ть от Боже́ственнаго свы́ше промышле́ния, избежа́ти страсте́й омраче́ния, и пе́ти усе́рдно, твоего́ Мари́е жития́, кра́сная исправле́ния.

Ты мне даруй светозарную благодать от Вышнего Божественного Промысла – избежать страстей помрачения и воспеть усердно Твоего, Мария, жития прекрасные деяния.

Припев: Преподо́бная ма́ти Мари́е, моли́ Бо́га о нас.

Прикло́ньшися Христо́вым Боже́ственным зако́ном, к Сему́ приступи́ла еси́, сла́достей неудержи́мая стремле́ния оста́вивши, и вся́кую доброде́тель всеблагогове́йно, я́ко еди́ну испра́вила еси́.

Покорившись Христовым божественным законам, ты к Нему приступила, наслаждений плотских неудержимые стремления оставив, и все добродетели, со всем благоговением, как одну, исполнила.

Припев: Преподо́бне о́тче Андре́е, моли́ Бо́га о нас.

Моли́твами твои́ми нас, Андре́е, изба́ви страсте́й безче́стных, и Ца́рствия ны́не Христо́ва о́бщники ве́рою и любо́вию воспева́ющия тя, сла́вне, покажи́, мо́лимся.

Мольбами твоими, Андрей, избавь нас от страстей бесчестных и сделай ныне Царства Христова жителями с верою и любовию воспевающих тебя, славный, молимся.

Сла́ва Отцу́ и Сы́ну и Свято́му Ду́ху. Пресу́щная Тро́ице, во Еди́нице покланя́емая, возми́ бре́мя от мене́ тя́жкое грехо́вное, и я́ко благоутро́бна, даждь ми сле́зы умиле́ния.

Сверхсущественная Троица, во Единстве поклоняемая, возьми от меня бремя тяжкое греховное и, как Милосердная, даруй мне слезы умиления.

И ны́не, и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.  Богоро́дице, наде́жде и предста́тельство Тебе́ пою́щих, возми́ бре́мя от мене́ тя́жкое грехо́вное, и я́ко Влады́чица Чи́стая, ка́ющася приими́ мя.

Богородица, Надежда и Защита Тебя воспевающих! Возьми от меня бремя тяжкое греховное, и как Владычица Чистая кающегося прими меня.

Песнь 2

Ирмос: Вонми́, не́бо, и возглаго́лю, и воспою́ Христа́, от Де́вы пло́тию прише́дшаго.

Внимай, небо, – и возвещу, и воспою Христа, от Девы во плоти Пришедшего.

Припев: Поми́луй мя, Бо́же, поми́луй мя.

Вонми́, не́бо, и возглаго́лю, земле́, внуша́й глас, ка́ющийся к Бо́гу и воспева́ющий Его́.

Внимай, небо, – и возвещу; земля! Слушай глас, кающийся пред Богом и воспевающий Его.

Вонми́ ми, Бо́же, Спа́се мой, ми́лостивным Твои́м о́ком, и приими́ мое́ те́плое испове́дание.

Воззри на меня, Боже, как милосердный, милостивым Твоим оком и прими мое теплое исповедание.

Согреши́х па́че всех челове́к, еди́н согреши́х Тебе́, но уще́дри я́ко Бог, Спа́се, творе́ние Твое́.

Согрешил я более всех людей, один согрешил пред Тобою; но помилуй, как Бог, о Спаситель, творение Твое.

Бу́ря мя злых обдержи́т, благоутро́бне Го́споди, но я́ко Петру́, и мне ру́ку простри́.

Буря зла меня охватывает, милосердный Господи, но, как Петру, Ты и мне руку простри.

Сле́зы блудни́цы, Ще́дре, и аз предлага́ю, очи́сти мя, Спа́се, благоутро́бием Твои́м.

Слезы блудницы, о Милосердный, и я проливаю; смилуйся надо мною, Спаситель, по состраданию Твоему.

Омрачи́х душе́вную красоту́ страсте́й сластьми́, и вся́чески весь ум персть сотвори́х.

Омрачил я души красоту страстей услаждениями и совершенно весь ум в прах превратил.

Раздра́х ны́не оде́жду мою́ пе́рвую, и́же ми изтка́ Зижди́тель из нача́ла, и отту́ду лежу́ наг.

Изорвал я ныне одеяние мое первое, которое соткал мне Творец изначала, и потому лежу наг.

Облеко́хся в раздра́нную ри́зу, ю́же изтка́ ми змий сове́том, и стыжду́ся.

Оделся я в рваную одежду, которую соткал для меня змий своим советом, и стыжусь.

Воззре́х на садо́вную красоту́ и прельсти́хся умо́м, и отту́ду лежу́ наг и срамля́юся.

Взглянул я на красоту запретного древа в райском саду и прельстился умом, и теперь лежу нагим и стыжусь.

Де́лаша на хребте́ мое́м вси нача́льницы страсте́й, продолжа́юще на мя беззако́ние их.

Работали на хребте моем все предводители страстей (демоны), продолжая против меня беззаконие свое.

Погуби́х первозда́нную добро́ту и благоле́пие мое́, и ны́не лежу́ наг и стыжду́ся.

Погубил я первозданную красоту и благолепие мое, и теперь лежу нагим и стыжусь.

Сшива́ше ко́жныя ри́зы грех мне, обнажи́вый мя пе́рвыя боготка́нныя оде́жды.

Сшил кожаные ризы грех и мне, сняв с меня первую Богом сотканную одежду.

Обложе́н есмь одея́нием студа́, я́коже ли́ствием смоко́вным, во обличе́ние мои́х самовла́стных страсте́й.

Облекся я одеянием стыда как листьями смоковницы во обличение моих самовольных страстей.

Оде́яхся в сра́мную ри́зу, и окровавле́нную сту́дно, тече́нием стра́стнаго и любосла́стнаго живота́.

Оделся я в одежду запятнанную и окровавленную гнусно течением страстного и чувственного жития.

Оскверни́х пло́ти моея́ ри́зу и окаля́х, е́же по о́бразу, Спа́се, и по подо́бию.

Осквернил я плоти моей одежду и запятнал то́, в чем образ Твой, Спаситель, и подобие.

Впадо́х в стра́стную па́губу и в веще́ственную тлю, и отто́ле до ны́не враг мне досажда́ет.

Провалился я в погибельную яму страстей и подвергся вещественному тлению, и оттого ныне враг мне досаждает.

Любове́щное и любоиме́нное житие́, невоздержа́нием, Спа́се, предпоче́т ны́не, тя́жким бре́менем обложе́н есмь.

Жизнь в любви к вещам и привязанности к материальному имуществу, о Спаситель! предпочел я нестяжанию, и теперь под тяжким бременем пребываю.

Украси́х плотски́й о́браз скве́рных помышле́ний разли́чным обложе́нием, и осужда́юся.

Украсил я плоти кумир гнусными помыслами как разноцветною одеждою и, вот, осуждаюсь.

Вне́шним приле́жно благоукраше́нием еди́нем попеко́хся, вну́треннюю презре́в богообра́зную ски́нию.

Об одном внешнем благолепии позаботился я усердно, в пренебрежении оставив внутреннюю богообразную скинию (храм).

Вообрази́в мои́х страсте́й безобра́зие, любосла́стными стремле́ньми погуби́х ума́ красоту́.

Отобразив в себе страстей безобразие, сластолюбивыми стремлениями погубил я ума красоту.

Погребо́х пе́рваго о́браза добро́ту, Спа́се, страстьми́, ю́же я́ко иногда́ дра́хму, взыска́в обря́щи.

Закопал я первозданного образа красоту, Спаситель, страстями моими, но Ты, как некогда драхму (потерянную монету), взыщи его и найди.

Согреши́х, я́коже блудни́ца вопию́ Ти, еди́н согреши́х Тебе́, я́ко ми́ро приими́, Спа́се, и моя́ сле́зы.

Согрешил я, и как блудница взываю к Тебе: «Один я согрешил пред Тобою, как миро прими, Спаситель, и мои слезы!»

Поползо́хся, я́ко Дави́д, блу́дно и оскверни́хся, но омы́й и мене́, Спа́се, слеза́ми.

Поскользнулся я от невоздержания, как некогда царь Давид, и осквернился; но омой и меня, Спаситель, слезами моими.

Очи́сти, я́коже мыта́рь вопию́ Ти, Спа́се, очи́сти мя, никто́же бо су́щих из Ада́ма, я́коже аз согреши́х Тебе́.

«Смилуйся», – как мытарь взываю к Тебе, – «Смилуйся надо мною, Спаситель, ибо никто из чад Адама, как я, не согрешил пред Тобою!»

Ни слез, ниже́ покая́ния и́мам, ниже́ умиле́ния, Сам ми сия́, Спа́се, я́ко Бог да́руй.

Ни слез, ни покаяния нет у меня, ни умиления; Сам мне все это, Спаситель, как Бог, даруй.

Дверь Твою́ не затвори́ мне тогда́, Го́споди, Го́споди, но отве́рзи ми сию́ ка́ющемуся Тебе́.

Дверь Твою не затвори предо мною в последний час, Господи, Господи, но открой ее для меня, кающегося Тебе.

Человеколю́бче, хотя́й всем спасти́ся, Ты воззови́ мя, и приими́, я́ко Благ, ка́ющагося.

Человеколюбец, желающий спасения всем, Ты призови меня и, как Благой, прими кающегося.

Внуши́ воздыха́ния души́ моея́, и о́чию мое́ю приими́ ка́пли, Спа́се, и спаси́ мя.

Внемли стенаниям души моей и прими очей моих слезные капли, Спаситель, и спаси меня.

Припев: Пресвята́я Богоро́дице, спаси́ нас.

Пречи́стая Богоро́дице Де́во, еди́на Всепе́тая, моли́ приле́жно, во е́же спасти́ся нам.

Пречистая Богородица Дева, единая от всех воспеваемая, моли усердно о спасении нашем.

Ирмос: Ви́дите, ви́дите, я́ко Аз есмь Бог, ма́нну одожди́вый и во́ду из ка́мене источи́вый дре́вле в пусты́ни лю́дем Мои́м, десни́цею еди́ною и кре́постию Мое́ю.

Видите, видите, что Я – это Бог, манну дождем проливший и воду из камня источивший в древности в пустыне людям Моим рукой моей крепкой и сильной.

Ви́дите ви́дите, я́ко Аз есмь Бог, внуша́й, душе́ моя́, Го́спода вопию́ща, и удали́ся пре́жняго греха́, и бо́йся я́ко неумы́тнаго, и я́ко Судии́ и Бо́га.

«Видите, видите, что Я – Бог!» Внимай, душа моя, Господу взывающему, и отступи от прежнего греха, и страшись Его как неподкупного Судьи и Бога.

Кому́ уподо́билася еси́, многогре́шная душе́, то́кмо пе́рвому Ка́ину и Ламе́ху о́ному, каменова́вшая те́ло злоде́йствы, и уби́вшая ум безслове́сными стремле́ньми.

Кому уподобилась ты, многогрешная душа? Увы, древнему Каину и тому Ламеху, поразив злодеяниями, как камнями, тело и умертвив разум безрассудными стремлениями.

Вся пре́жде зако́на прете́кши, о душе́! Си́фу не уподо́билася еси́, ни Ено́са подража́ла еси́, ни Ено́ха преложе́нием, ни Но́я, но яви́лася еси́ убо́га пра́ведных жи́зни.

Всех, живших до дарования Закона, вспомнил я, о душа, и вижу – Сифу не уподобилась ты, не подражала ни Еносу, ни Еноху, переселившемуся на Небо, ни Ною, но оказалась чуждой праведных жизни.

Еди́на отве́рзла еси́ хля́би гне́ва, Бо́га твоего́, душе́ моя́, и потопи́ла еси́ всю, я́коже зе́млю плоть, и дея́ния, и житие́, и пребыла́ еси́ вне спаси́тельнаго ковче́га.

Ты одна отверзла водопады гнева Бога твоего, душа моя, и как землю потопила всю плоть, и дела, и жизнь, и осталась вне спасительного ковчега.

Му́жа уби́х, глаго́лет, в я́зву мне, и ю́ношу в струп, Ламе́х рыда́я вопия́ше, ты же не трепе́щеши, о душе́ моя́, окаля́вши плоть и ум оскверни́вши.

«Мужа я убил, – Ламех говорит, – в язву мне, и юношу – в рану», – так он, рыдая, восклицал; а ты не трепещешь, душа моя, запятнав плоть и ум осквернив.

О ка́ко поревнова́х Ламе́ху, пе́рвому уби́йце, ду́шу я́ко му́жа, ум я́ко ю́ношу, я́ко бра́та же моего́ те́ло уби́в, я́ко Ка́ин уби́йца, любосла́стными стремле́ньми.

О, как стал я подражателем Ламеху, древнему убийце – душу как человека, ум как юношу, и как брата моего тело убив, словно Каин – убийца, сластолюбивыми стремлениями.

Столп умудри́ла еси́ созда́ти, о душе́, и утвержде́ние водрузи́ти твои́ми похотьми́, а́ще не бы Зижди́тель удержа́л сове́ты твоя́, и низве́ргл на зе́млю ухищре́ния твоя́.

Вавилонскую башню уже замыслила ты построить, о душа, и дворец воздвигнуть твоими вожделениями, если бы Творец не смешал замыслы твои и не низверг на землю ухищрения твои.

Уязви́хся, ура́нихся, се стре́лы вра́жия уязви́вшия мою́ ду́шу и те́ло, се стру́пи, гное́ния, омраче́ния, вопию́т ра́ны самово́льных мои́х страсте́й.

Уязвлен я, изранен; вот стрелы врага, поразившие мою душу и тело, вот раны, гнойные язвы, увечья вопиют об ударах самовольных моих страстей.

Одожди́ Госпо́дь от Го́спода огнь иногда́, на беззако́ние гне́вающее соже́г Содо́мляны, ты же огнь вжегла́ еси́ гее́нский, в не́мже и́маши, о душе́, сожещи́ся.

Дождем пролил Господь некогда огонь с Неба от Господа на беззаконие неистовое и сжег содомлян; ты же разожгла огонь гееннский, в котором должна будешь, о душа, быть сожженной мучительно.

Разуме́йте и ви́дите, я́ко Аз есмь Бог, испыта́яй сердца́ и уму́чаяй мы́сли, облича́яй дея́ния и попаля́яй грехи́, и судя́й си́ру, и смире́ну, и ни́щу.

Познайте и видите, что Я – Бог, испытывающий сердца и исправляющий мысли, обличающий деяния и попаляющий грехи, и судящий сироту, и смиренного, и нищего.

Припев: Преподо́бная ма́ти Мари́е, моли́ Бо́га о нас.

Просте́рла еси́ ру́це твои́ к ще́дрому Бо́гу, Мари́е, в бе́здне зол погружа́емая, и я́коже Петру́ человеколю́бно, ру́ку Боже́ственную простре́, твое́ обраще́ние вся́чески иски́й.

Простерла ты руки твои к Милосердному Богу, Мария, в пучине зол утопая, и как апостолу Петру человеколюбиво руку помощи Он подал тебе, твоего обращения с нетерпением ожидая.

Припев: Преподо́бная ма́ти Мари́е, моли́ Бо́га о нас.

 

Всем усе́рдием и любо́вию притекла́ еси́ Христу́, пе́рвый греха́ путь отвра́щши, и в пусты́нях непроходи́мых пита́ющися, и Того́ чи́сте соверша́ющи Боже́ственныя за́поведи.

Всем усердием и любовью прибегла ты ко Христу, от прежнего пути греха отвратившись, и воспитываясь в пустынях непроходимых, и непорочно исполняя Божественные Его заповеди.

Припев: Преподо́бне о́тче Андре́е, моли́ Бо́га о нас.

Ви́дим, ви́дим человеколю́бие, о душе́, Бо́га и Влады́ки, сего́ ра́ди пре́жде конца́, Тому́ со слеза́ми припаде́м вопию́ще: Андре́я моли́твами, Спа́се, поми́луй нас.

Видим, видим человеколюбие, о душа, Бога и Владыки; потому прежде конца припадем к Нему, со слезами взывая: «Молитвами Андрея, Спаситель, помилуй нас!»

Сла́ва Отцу́ и Сы́ну и Свято́му Ду́ху. Безнача́льная, несозда́нная Тро́ице, неразде́льная Еди́нице, ка́ющася мя приими́, согреши́вша спаси́, Твое́ есмь созда́ние, не пре́зри, но пощади́ и изба́ви мя о́гненнаго осужде́ния.

Безначальная, несозданная Троица, нераздельное Единство, кающегося меня прими, согрешившего спаси, Твое я создание – не пре́зри, но пощади и избавь меня от огненного осуждения.

И ны́не, и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.  Пречи́стая Влады́чице Богороди́тельнице, наде́ждо к Тебе́ притека́ющих, и приста́нище су́щих в бу́ри, Ми́лостиваго и Созда́теля, и Сы́на Твоего́, уми́лостиви и мне моли́твами Твои́ми.

Пречистая Владычица, Божия Родительница, Надежда к Тебе прибегающих и Пристанище застигнутым бурей, милостивого Создателя и Сына Твоего преклони на милость и ко мне мольбами Твоими.

Песнь 3

Ирмос: На недви́жимом, Христе́, ка́мени за́поведий Твои́х, утверди́ мое́ помышле́ние.

На неподвижном, Христе, камне заповедей Твоих утверди мое помышление.

Припев: Поми́луй мя, Бо́же, поми́луй мя.

Огнь от Го́спода иногда́ Госпо́дь одожди́в, зе́млю Содо́мскую пре́жде попали́.

Огонь от Господа, о душа, дождем пролив, землю Содомскую Господь в древности попалил.

На горе́ спаса́йся, душе́, я́коже Лот о́ный, и в Сиго́р угонза́й.

На гору спасайся, душа, как Лот, тебе известный, и в Сигор укрыться спеши.

Бе́гай запале́ния, о душе́, бе́гай Содо́мскаго горе́ния, бе́гай тле́ния Боже́ственнаго пла́мене.

Убегай от пожара, о душа, беги от содомского пожара, беги от истребления божественным огнем.

Испове́даюся Тебе́, Спа́се, согреши́х, согреши́х Ти, но осла́би, оста́ви ми, я́ко благоутро́бен.

Исповедаюсь пред Тобою, Спаситель: согрешил я, согрешил Тебе, но отпусти мне грехи, прости меня, как Милосердный.

Согреши́х Тебе́ еди́н аз, согреши́х па́че всех, Христе́ Спа́се, да не пре́зриши мене́.

Согрешил пред Тобою я один, согрешил больше всех, Христе Спаситель, не пре́зирай меня!

Ты еси́ Па́стырь до́брый, взыщи́ мене́ а́гнца, и заблу́ждшаго да не пре́зриши мене́.

Ты – Пастырь Добрый, взыщи меня – агнца, и заблудившегося не оставляй меня.

Ты еси́ сла́дкий, Иису́се, Ты еси́ Созда́телю мой, в Тебе́, Спа́се, оправда́юся.

Ты – Сладчайший Иисусе, Ты – Создатель мой! Тобою я, Спаситель, оправдаюсь.

Припев: Пресвята́я Тро́ице, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

 

О, Тро́ице Еди́нице Бо́же! Спаси́ нас от пре́лести, и искуше́ний и обстоя́ний.

О, Троица, Еди́ница, Боже! Спаси нас от прельщения, и искушений, и несчастий.

Припев: Пресвята́я Богоро́дице, спаси́ нас.

 

Ра́дуйся, Богоприя́тная утро́бо, ра́дуйся, престо́ле Госпо́день, ра́дуйся, Ма́ти Жи́зни на́шея.

Радуйся, Чрево, Бога вместившее, радуйся, Престол Господень, радуйся, Матерь Жизни нашей.

Ирмос: Утверди́, Го́споди, на ка́мени за́поведей Твои́х подви́гшееся се́рдце мое́, я́ко Еди́н Свят еси́ и Госпо́дь.

Утверди, Господи, на камне заповедей Твоих колеблющееся сердце мое, ибо Ты один Свят и Господь.

Исто́чник живота́ стяжа́х Тебе́, сме́рти низложи́теля, и вопию́ Ти от се́рдца моего́ пре́жде конца́: согреши́х, очи́сти и спаси́ мя.

Источник жизни обрел я в Тебе, Победителе смерти, и взываю к Тебе от сердца моего прежде конца: «Согрешил я, смилуйся и спаси меня!»

При Но́и, Спа́се, блу́дствовавшия подража́х, о́нех насле́дствовав осужде́ние, в пото́пе погруже́ния.

При Ное блудодействовавшим подражал я, Спаситель, и унаследовал их наказание - гибель в потопе.

Согреши́х, Го́споди, согреши́х Тебе́, очи́сти мя, несть бо и́же кто согреши́ в челове́цех, его́же не превзыдо́х прегреше́ньми.

Согрешил я, Господи, согрешил пред Тобою! Смилуйся надо мной: ибо нет грешника между людьми, которого я не превзошел согрешениями.

Ха́ма о́наго душе́, отцеуби́йца подража́вши, сра́ма не покры́ла еси́ и́скренняго, вспять зря возврати́вшися.

Хаму всем известному, оскорбителю отца, подражая, душа, не прикрыла ты срамоты ближнего, с лицом, назад обращенным, не прикрыла срамоты ближнего.

Благослове́ния Си́мова не насле́довала еси́, душе́ окая́нная, ни простра́нное одержа́ние, я́коже Иа́фет име́ла еси́ на земли́ оставле́ния.

Благословения Симова ты не унаследовала, душа несчастная, ни обширного владения, как Иафет, не получила на земле прощения.

От земли́ Харра́н, изы́ди от греха́, душе́ моя́, гряди́ в зе́млю точа́щую присноживо́тное нетле́ние, е́же Авраа́м насле́дствова.

Из земли Харран – от греха выйди, душа моя, поспеши в землю, источающую вечно живое нетление, которую Авраам унаследовал.

Авраа́ма слы́шала еси́, душе́ моя́, дре́вле оста́вльша зе́млю оте́чества, и бы́вша прише́льца, сего́ произволе́нию подража́й.

Об Аврааме слышала ты, душа моя, в древности оставившем землю отеческую и сделавшемся пришельцем; его решимости подражай.

У ду́ба Мамври́йскаго учреди́в патриа́рх а́нгелы, насле́дствова по ста́рости обетова́ния лови́тву.

У дуба Мамврийского патриарх, Ангелов угостив, унаследовал в старости обетование в награду.

Исаа́ка, окая́нная душе́ моя́, разуме́вши но́вую же́ртву, та́йно всесожже́нную Го́сподеви, подража́й его́ произволе́нию.

Исаака, несчастная душа моя, узнав как новую жертву всесожжения, таинственно принесенную Господу, подражай его произволению.

Исма́ила слы́шала еси́, трезви́ся, душе́ моя́, изгна́на я́ко рабы́нино отрожде́ние, виждь, да не ка́ко подо́бно что постра́ждеши ласкосе́рдствующи.

Об Измаиле ты слышала, душа моя, изгнанном, как сыне рабыни; смотри, будь бдительна, чтобы и тебе за сладострастие не претерпеть подобного.

Ага́ре дре́вле, душе́, еги́птяныне уподо́билася еси́, порабо́тившися произволе́нием и ро́ждши но́ваго Исма́ила, презо́рство.

Древней Агари, египтянке, уподобилась ты, душа, сделавшись рабой своих желаний и породив нового Измаила – дерзость.

Иа́ковлю ле́ствицу разуме́ла еси́, душе́ моя́, явля́емую от земли́ к небесе́м, почто́ не име́ла еси́ восхо́да тве́рда, благоче́стия?

О лестнице, Иакову показанной во сне, ты знала, душа моя, ведущей от земли к Небесам, почему же не стяжала ты восхождения твердого – благочестия?

Свяще́нника Бо́жия и царя́ уедине́на, Христо́во подо́бие, в ми́ре жития́, в челове́цех подража́й.

Священнику Божию и царю одинокому – образу жизни Христа в мире между людьми – подражай.

Не бу́ди столп сла́ный, душе́, возврати́вшися вспять: о́браз да устраши́т тя Содо́мский, горе́ в Сиго́р спаса́йся.

Не стань столбом из соли, душа, обратившись вспять (как жена Лота), да устрашит тебя пример Содома: ввысь, в Сигор спасайся.

Запале́ния, я́коже Лот, бе́гай, душе́ моя́, греха́, бе́гай Содо́мы и Гомо́рры, бе́гай пла́мене вся́каго безслове́снаго жела́ния.

Как пожара Лот, избегай, душа моя, греха, убегай от Содома и Гоморры, избегай пламени всякого безрассудного желания.

Поми́луй, Го́споди, поми́луй мя, вопию́ Ти, егда́ прии́деши со а́нгелы Твои́ми, возда́ти всем по достоя́нию дея́ний.

Помилуй, Господи, помилуй меня, взываю к Тебе, когда придешь со Ангелами Твоими всем воздать по достоинству их деяний.

Моле́ния, Влады́ко, Тебе́ пою́щих не отве́ржи, но уще́дри, Человеколю́бче, и пода́ждь ве́рою прося́щим оставле́ние.

Молитв, Владыка, воспевающих Тебя не отвергни, но помилуй, Человеколюбец, и даруй с верою просящим отпущение грехов.

Припев: Преподо́бная ма́ти Мари́е, моли́ Бо́га о нас.

Содержи́мь есмь бу́рею и треволне́нием согреше́ний, но сама́ мя, ма́ти, ны́не спаси́, и к приста́нищу Боже́ственнаго покая́ния возведи́.

Охвачен я бурею и треволнением согрешений, но ты сама меня, матерь, ныне спаси и к пристани Божественного покаяния приведи.

Припев: Преподо́бная ма́ти Мари́е, моли́ Бо́га о нас.

Ра́бское моле́ние и ны́не преподо́бная прине́сши ко благоутро́бней моли́твами твои́ми, Богоро́дице, отве́рзи ми Боже́ственныя вхо́ды.

Рабское моление и ныне, преподобная, принеси к милосердной Богородице, открой и для меня твоим ходатайством вход к Богу.

Припев: Преподо́бне о́тче Андре́е, моли́ Бо́га о нас.

Твои́ми моли́твами да́руй и мне оставле́ние долго́в, о Андре́е, Кри́тский председа́телю! покая́ния бо ты таи́нник преизря́дный.

Твоими молитвами даруй и мне прощение долгов, о Андрей, Критский предстоятель! Ибо ты тайны покаяния наставник превосходнейший.

Сла́ва Отцу́ и Сы́ну и Свято́му Ду́ху. Тро́ице про́стая, несозда́нная, безнача́льное Естество́, в Тро́ице пева́емая Ипоста́сей, спаси́ ны ве́рою покланя́ющияся держа́ве Твое́й.

Единство простое, несозданное, безначальное Естество, воспеваемое в Трех Ипостасях, спаси нас, с верою поклоняющихся могуществу Твоему.

И ны́не, и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.  От Отца́ безле́тна Сы́на, в ле́то Богороди́тельнице неискусому́жно родила́ еси́, стра́нное чу́до, пребы́вши Де́ва доя́щи.

Вне времени от Отца родившегося Сына, Ты, Богородительница, во времени без мужа родила, и — дивное чудо! — Дева питает Сына молоком.

Ирмос: Утверди́, Го́споди, на ка́мени за́поведей Твои́х подви́гшееся се́рдце мое́, я́ко Еди́н Свят еси́ и Госпо́дь.

Утверди, Господи, на камне заповедей Твоих поколебавшееся сердце мое, ибо Ты один – Царь и Господь.

Господи, помилуй (трижды)

Свети́ла богозра́чная, Спа́совы апо́столи, просвети́те нас во тьме жития́, я́ко да во дни ны́не благообра́зно хо́дим, све́том воздержа́ния нощны́х страсте́й отбега́юще, и све́тлыя стра́сти Христо́вы у́зрим, ра́дующеся.

Светила сияющие благодатью Божией, жизни Спасителя очевидцы! Просветите нас, во тьме житейской пребывающих, чтобы нам как днем ныне ходить благообразно, светом воздержания ночные страсти отгоняя, и увидеть в радости Христовы светлые страдания.

Сла́ва Отцу́ и Сы́ну и Свято́му Ду́ху. Апо́стольская двоенадеся́тице богоизбра́нная, мольбу́ Христу́ ны́не принеси́, по́стное по́прище всем прейти́, соверша́ющим во умиле́нии моли́твы, творя́щим усе́рдно доброде́тели, я́ко да си́це предвари́м ви́дети Христа́ Бо́га сла́вное Воскресе́ние, сла́ву и хвалу́ принося́ще.

Двенадцать Апостолов богоизбранных! Мольбу Христу ныне принесите, чтобы всем нам путь поста пройти, совершая в сокрушении молитвы, исполняя добродетели с усердием, и так достигнуть созерцания славного воскресения Христа Бога, славу и хвалу Ему принося.

И ны́не, и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.  Непостижи́маго Бо́га, Сы́на и Сло́во, несказа́нно па́че ума́ из Тебе́ ро́ждшееся, моли́ Богоро́дице со апо́столы, мир вселе́нней чи́стый пода́ти, и согреше́ний да́ти нам пре́жде конца́ проще́ние, и Ца́рствия Небе́снаго кра́йния ра́ди бла́гости, сподо́бити рабы́ Твоя́.

Непостижимого Бога, Сына и Слово, неизъяснимо, выше ума от Тебя рожденного, моли, Богородица вместе с Апостолами мир истинный даровать вселенной, и нам дать прежде конца прощение согрешений, и Царства Небесного по крайней благости удостоить рабов Твоих.

Песнь 4

Ирмос: Услы́ша проро́к прише́ствие Твое́, Го́споди, и убоя́ся, я́ко хо́щеши от Де́вы роди́тися и челове́ком яви́тися, и глаго́лаше: услы́шах слух Твой и убоя́хся, сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Услышал пророк о пришествии Твоем, Господи, и убоялся, что Ты хочешь от Девы родиться и людям явиться, и возглашал: «Услышал я весть о Тебе, и убоялся». Слава силе Твоей, Господи!

Припев: Поми́луй мя, Бо́же, поми́луй мя.

Дел Твои́х да не пре́зриши, созда́ния Твоего́ да не оста́виши, Правосу́де, а́ще и еди́н согреши́х, я́ко человек, па́че вся́каго челове́ка, Человеколю́бче, но и́маши, я́ко Госпо́дь всех, власть оставля́ти грехи́.

Дел Своих не презирай, созданием Своим не пренебрегай, Правосудный. Хоть и один я согрешил, как человек, более всякого человека, Человеколюбец, но Ты имеешь, как Господь всего, власть отпускать грехи.

Приближа́ется, душе́, коне́ц, приближа́ется, и неради́ши, ни гото́вишися, вре́мя сокраща́ется, воста́ни, близ при две́рех Судия́ есть, я́ко со́ние, я́ко цвет, вре́мя жития́ тече́т. Что всу́е мяте́мся?

Приближается, душа, конец, приближается, и ты не радеешь, не готовишься; время сокращается, восстань: близко, при дверях Судия. Как сон, как цвет, время жизни бежит, зачем мы напрасно мятемся?

Воспряни́, о душе́ моя́, дея́ния твоя́, я́же соде́лала еси́, помышля́й, и сия́ пред лице́ твое́ принеси́, и ка́пли испусти́ слез твои́х: рцы со дерзнове́нием дея́ния и помышле́ния Христу́, и оправда́йся.

Воспрянь, о душа моя! О совершенных тобою делах помышляй, и их пред очами своими представь, и капли пролей слез твоих, открой со дерзновением свои дела и помышления Христу и оправдайся.

Не бысть в житии́ греха́, ни дея́ния, ни зло́бы, ея́же аз, Спа́се, не согреши́х умо́м и сло́вом, и произволе́нием, и предложе́нием, и мы́слию, и дея́нием согреши́в, я́ко ин никто́же когда́.

Нет в жизни ни греха, ни деяния, ни зла, в которых бы я, Спаситель, не погрешил умом, и словом, и произволением, и намерением, и мыслью, и делом согрешил, как никто иной никогда.

Отсю́ду и осужде́н бых, отсю́ду препре́н бых аз окая́нный от своея́ со́вести, ея́же ничто́же в ми́ре нужне́йше, Судие́, Изба́вителю мой и ве́дче, пощади́ и изба́ви, и спаси́ мя, раба́ Твоего́.

Потому и осужден был, потому и обвинен я был, несчастный, своею совестью, которой ничего нет в мире строже; Судия и Избавитель мой, все ведающий! Пощади, избавь и спаси меня, раба Твоего.

Ле́ствица, ю́же ви́де дре́вле вели́кий в патриа́рсех, указа́ние есть, душе́ моя́, де́ятельнаго восхожде́ния, разу́мнаго возше́ствия, а́ще хо́щеши у́бо, дея́нием, и ра́зумом, и зре́нием пожи́ти, обнови́ся.

Лестница, которую видел в древности великий среди патриархов (Иаков), указывает, душа моя, на деятельный подъем и на разумное восхождение; потому, если желаешь жить в деяниях, и в познании, и в созерцании, – обновись.

Зной дневны́й претерпе́ лише́ния ра́ди патриа́рх, и мраз нощны́й понесе́, на всяк день снабде́ния творя́, пасы́й, тружда́яйся, рабо́таяй, да две жене́ сочета́ет.

Зной дневной претерпеть вынужден был патриарх (Иаков), и мороз ночной перенес, на всякий день прибыток творя, пася овец, сражаясь, рабски служа, чтобы с женами двумя сочетаться.

Жены́ ми две разуме́й, дея́ние же и ра́зум в зре́нии, Ли́ю у́бо дея́ние, я́ко многоча́дную; Рахи́ль же ра́зум, я́ко многотру́дную; и́бо кроме́ трудо́в, ни дея́ние, ни зре́ние, душе́, испра́вится.

Под женами двумя разумей деятельность и познание в созерцании: под Лией, как многодетною – деяние, под Рахилью же, как полученной многими трудами – познание, ибо без трудов ни деяния, ни созерцание, душа моя, не совершатся.

Бди о душе́ моя́! Изря́дствуй я́коже дре́вле вели́кий в патриа́рсех, да стя́жеши дея́ние с ра́зумом, да бу́деши ум зряй Бо́га и дости́гнеши незаходя́щий мрак в виде́нии, и бу́деши вели́кий купе́ц.

Бодрствуй, о душа моя, совершенствуйся, как великий среди патриархов (Иаков), чтобы приобрести тебе деяние с разумом, дабы обогатиться умом, зрящим Бога, и проникнуть в неприступный мрак созерцанием, и сделаться великим купцом.

Двана́десять патриа́рхов, вели́кий в патриа́рсех детотвори́в, та́йно утверди́ тебе́ ле́ствицу де́ятельнаго, душе́ моя́, восхожде́ния; де́ти, я́ко основа́ния, степе́ни, я́ко восхожде́ния, прему́дренно подложи́в.

Двенадцать патриархов великий среди патриархов породив Иаков, таинственно утвердил для тебя, душа моя, лестницу деятельного восхождения, премудро детей как ступени, а свои шаги – как восхождения по ним расположив.

Иса́ва возненави́деннаго подража́ла еси́, душе́, отдала́ еси́ преле́стнику твоему́ пе́рвыя добро́ты пе́рвенство, и оте́ческия моли́твы отпа́ла еси́, и два́жды поползну́лася еси́, окая́нная, дея́нием и ра́зумом, те́мже ны́не пока́йся.

Исаву презренному подражая, отдала ты, душа, своему соблазнителю первоначальной красоты первородство, и отеческой молитвы лишилась, и двояко подпала соблазну, несчастная: делом и разумом; потому ныне покайся.

Едо́м Иса́в нарече́ся, кра́йняго ра́ди женонеи́стовнаго смеше́ния, невоздержа́нием бо при́сно разжига́емь, и сластьми́ оскверня́емь, Едо́м именова́ся, е́же глаго́лется разжже́ние души́ любогрехо́вныя.

Эдомом Исав был прозван за крайнее к женам вожделение; невоздержанием постоянно пылая и наслаждениями оскверняясь, он был наименован Эдомом, что значит: «распаление души грехолюбивой».

И́ова на гно́ищи слы́шавши, о душе́ моя́, оправда́вшагося, того́ му́жеству не поревнова́ла еси́, тве́рдаго не име́ла еси́ предложе́ния во всех, я́же ве́си, и и́миже искуси́лася еси́, но яви́лася еси́ нетерпели́ва.

Об Иове, из-за бедствия оказавшемся на месте, куда сбрасывают отходы, услышав, ты, о душа моя, и его оправдании, не поревновала ему в мужестве, не имела твердой воли во всем, что узнала, что видела, что испытала, но оказалась нетерпеливой.

И́же пе́рвее на престо́ле, наг ны́не на гно́ищи гно́ен, мно́гий в ча́дех и сла́вный, безча́ден и бездо́мок напра́сно, пала́ту у́бо гно́ище, и би́серие стру́пы вменя́ше.

Бывший прежде на троне – теперь обнаженный, на гноище, в язвах; богатый детьми и славный стал бездетным и бездомным внезапно; и вот, чертогом своим считал он гноище и язвы – жемчугами.

Ца́рским досто́инством, венце́м и багряни́цею оде́ян, многоиме́нный челове́к и пра́ведный бога́тством кипя́ и ста́ды, внеза́пу бога́тства, сла́вы ца́рства обнища́в лиши́ся.

Царским достоинством, венцом украшенный и одетый в порфиру, человек владеющий имением многим и праведный, богатством изобилующий и стадами, внезапно богатства, славы, царства, обнищав, лишился.

А́ще пра́веден бя́ше он и непоро́чен па́че всех, и не убеже́ ловле́ния льсти́ваго и се́ти, ты же грехолюби́ва су́щи, окая́нная душе́, что сотвори́ши, а́ще чесо́му о недове́домых случи́тся наити́ тебе́?

Если праведен был он (Иов) и непорочен более всех, но не избежал козней и уловок обманщика, то ты, несчастная грехолюбивая душа, что сотворишь, если случится, что нечто нежданное постигнет тебя?

Те́ло оскверни́ся, дух окаля́ся, весь острупи́хся, но я́ко врач, Христе́, обоя́ покая́нием мои́м уврачу́й, омы́й, очи́сти, покажи́, Спа́се мой, па́че сне́га чисте́йша.

Тело мое осквернено, дух запятнан, струпьями весь я покрыт; но Ты, как врач, Христе, и то и другое моим покаянием уврачуй, омой, очисти, убели и покажи, Спаситель мой, меня чище снега.

Те́ло Твое́ и Кровь, распина́емый о всех, положи́л еси́, Сло́ве, Те́ло у́бо, да мя обнови́ши, Кровь, да омы́еши мя, дух же пре́дал еси́, да мя приведе́ши, Христе́, Твоему́ Роди́телю.

Тело Твое и Кровь, распинаемый за всех, предложил, Ты, Слово: Тело – чтобы меня воссоздать, Кровь – чтобы омыть меня. Дух же предал Ты, чтобы меня привести, Христе, к Твоему Родителю.

Соде́лал еси́ спасе́ние посреде́ земли́, Ще́дре, да спасе́мся. Во́лею на дре́ве распя́лся еси́. Еде́м затворе́нный отве́рзеся, го́рняя и до́льняя тварь, язы́цы вси спасе́ни покланя́ются Тебе́.

Совершил Ты спасение посреди земли, Милосердный: чтобы мы спаслись, Ты добровольно на Древе был распят; Эдем затворенный открылся; небесное и земное творение и все народы, спасенные, поклоняются Тебе.

Да бу́дет ми купе́ль, кровь из ребр Твои́х, вку́пе и питие́, источи́вшее во́ду оставле́ния, да обою́ду очища́юся, помазу́яся и пия́, я́ко пома́зание и питие́, Сло́ве, живото́чная Твоя́ словеса́.

Да будет мне купелью кровь из ребер Твоих и вместе с тем - источником, источившим воду прощения, чтобы мне всецело очиститься, умащаясь и насыщаясь как помазанием и питием, Слово, животворными Твоими словами.

Наг есмь черто́га, наг есмь и бра́ка, ку́пно и ве́чери, свети́льник угасе́, я́ко безъеле́йный, черто́г заключи́ся мне спя́щу, ве́черя снеде́ся, аз же по руку́ и но́гу свя́зан, вон низве́ржен есмь.

Лишен я дворца, лишен и свадебного торжества, а вместе – и брачного пира; светильник погас, ибо нет в нем масла, дворец, пока я спал, затворился, брачный пир окончен, а я по рукам и ногам связан и выброшен вон.

Ча́шу Це́рковь стяжа́, ре́бра Твоя́ живоно́сная, из ни́хже сугу́быя нам источи́ то́ки, оставле́ния и ра́зума, во о́браз дре́вняго и но́ваго двои́х вку́пе заве́тов, Спа́се наш.

Как чашу Церковь обрела ребра Твои живоносные, из которых двойной нам излился поток: прощения грехов и познания, во образ Ветхого и Нового, – двух вместе Заветов, Спаситель наш.

Вре́мя живота́ моего́ ма́ло, и испо́лнено боле́зней и лука́вства, но в покая́нии мя приими́, и в ра́зум призови́, да не бу́ду стяжа́ние, ни бра́шно чужде́му, Спа́се, Сам мя уще́дри.

Время жизни моей кратко и преисполнено страданий и порока; но в покаянии меня прими и призови к познанию истины, чтобы не стать мне добычей и пищей врага, Ты Сам, Спаситель, надо мною сжалься.

Высокоглаго́лив ны́не есмь, жесто́к же и се́рдцем, вотще́ и всу́е, да не с фарисе́ем осу́диши мя, па́че же мытаре́во смире́ние пода́ждь ми, еди́не Ще́дре, Правосу́де, и сему́ мя сочисли́.

Высокомерен я ныне в словах, дерзок также и сердцем необдуманно и безрассудно; вместе с фарисеем не осуди меня, но смирение мытаря мне даруй, единый Милостивый и Правосудный, с ним и меня сопричисли.

Согреши́х, досади́в сосу́ду пло́ти моея́, вем, Ще́дре, но в покая́нии мя приими́, и в ра́зум призови́, да не бу́ду стяжа́ние, ни бра́шно чужде́му, Спа́се, Сам мя уще́дри.

Согрешил я, надругавшись над сосудом плоти моей, знаю, Милосердный; но в покаянии меня прими и в познание истины призови, дабы не стать мне добычей и пищей врага, Ты Сам, Спаситель, надо мною сжалься.

Самоистука́н бых страстьми́, ду́шу мою́ вредя́, Ще́дре, но в покая́нии мя приими́, и в ра́зум призови, да не бу́ду стяжа́ние, ни бра́шно чужде́му, Спа́се, Сам мя уще́дри.

В идола я сам себя превратил, страстями душу свою осквернив, о Милосердный; но в покаянии меня прими и в познание истины призови, чтобы не стать мне добычей и пищей врага, Ты Сам, Спаситель, надо мною сжалься.

Не послу́шах гла́са Твоего́, преслу́шах писа́ние Твое́ законополо́жника, но в покая́нии мя приими́, и в ра́зум призови́, да не бу́ду стяжа́ние, ни бра́шно чужде́му, Спа́се, Сам мя уще́дри.

Не слушал я голоса Твоего, не послушался Писания Твоего, Законодатель; но в покаянии меня прими и в познание истины призови, чтобы не стать мне добычей и пищей врага, Ты Сам, Спаситель, надо мною сжалься.

Припев: Преподо́бная ма́ти Мари́е, моли́ Бо́га о нас.

Безпло́тных жи́тельство в пло́ти преходя́щи, благода́ть преподо́бная к Бо́гу ве́лию вои́стинну прия́ла еси́, ве́рно о чту́щих тя предста́тельствуй. Те́мже мо́лим тя, от вся́ких напа́стей и нас моли́твами твои́ми изба́ви.

Образ жизни бесплотных Ангелов во плоти пройдя, получила ты воистину, преподобная, величайшую пред Богом благодать за чтущих тебя с верою предстательствовать; потому молим: и нас избавь от всяких напастей молитвами твоими.

Припев: Преподо́бная ма́ти Мари́е, моли́ Бо́га о нас.

 

Вели́ких безме́стий во глубину́ низве́дшися, неодержи́ма была́ еси́, но востекла́ еси́ по́мыслом лу́чшим, к кра́йней дея́ньми я́ве доброде́тели пресла́вно, а́нгельское естество́, Мари́е, удиви́вши.

Во глубину великих непотребств увлеченная, ты не удержана была ими, но явно взошла помыслом добрым посредством деяний до высочайшей добродетели предивно, ангельское естество, Мария, удивив.

Припев: Преподо́бне о́тче Андре́е, моли́ Бо́га о нас.

Андре́е, оте́ческая похвало́, моли́твами твои́ми не преста́й моля́ся, предстоя́ Тро́ице Пребоже́ственней, я́ко да изба́вимся муче́ния, любо́вию предста́теля тя боже́ственнаго всеблаже́нне призыва́ющии, Кри́ту удобре́ние.

Ты, Андрей - святых отцов похвала и Крита украшение! Предстоя Троице пребожественной, не прекращай в молитвах твоих просить усердно об избавлении от наказания нас, с любовью призывающих, тебя – божественного защитника.

Сла́ва Отцу́ и Сы́ну и Свято́му Ду́ху. Неразде́льное Существо́м, несли́тное Ли́цы, богосло́влю Тя, Тро́ическое Еди́но Божество́, я́ко единоца́рственное и сопресто́льное, вопию́ Ти песнь вели́кую, в вы́шних трегу́бо песносло́вимую.

Нераздельное по существу и неслиянное в Лицах, богословствую о Тебе, Тро́ичное Единое Божество, как о единоцарственном и сопрестольном. Возглашаю Тебе песнь великую, в мире горнем троекратно воспеваемую.

И ны́не, и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.  И ражда́еши и де́вствуеши, и пребыва́еши обою́ду естество́м Де́ва, Рожде́йся обновля́ет зако́ны естества́, утро́ба же ражда́ет неражда́ющая. Бог иде́же хо́щет, побежда́ется естества́ чин, твори́т бо ели́ка хо́щет.

И рождаешь, и остаешься Девой, сохраняя всегда девство по естеству; Рожденный от Тебя обновляет законы естества, и рождает чрево девственное. Где угодно Богу, там преодолевается порядок естества, ибо Он творит все, что хочет.

Песнь 5

Ирмос: От нощи́ у́тренююща, Человеколю́бче, просвети́, молю́ся, и наста́ви и мене́ на повеле́ния Твоя́, и научи́ мя, Спа́се, твори́ти во́лю Твою́.

От ночи, с рассвета стремящегося к Тебе, Человеколюбец, просвети, молю, и наставь и меня в повелениях Твоих, и научи меня, Спаситель, творить волю Твою.

Припев: Поми́луй мя, Бо́же, поми́луй мя.

В нощи́ житие́ мое́ преидо́х при́сно, тьма бо бысть и глубока́ мне мгла, нощь греха́, но я́ко дне сы́на, Спа́се, покажи́ мя.

В ночи жизнь мою я проводил постоянно, ибо мраком и глубокою мглою была для меня ночь греха; но сыном дня, Спаситель, покажи меня.

Руви́ма подража́я окая́нный аз, соде́ях беззако́нный и законопресту́пный сове́т на Бо́га Вы́шняго, оскверни́в ло́же мое́, я́ко о́тчее он.

Рувиму подражая, я, несчастный, совершил беззаконный и преступный замысел пред Богом Всевышним, осквернив ложе мое, как тот ложе отца.

Испове́даюся Тебе́, Христе́ Царю́, согреши́х, согреши́х, я́ко пре́жде Ио́сифа бра́тия прода́вшии, чистоты́ плод и целому́дрия.

Исповедаюсь пред Тобою, Христос-Царь: согрешил, согрешил я, как некогда братья, продавшие Иосифа – плод чистоты и целомудрия.

От сро́дников пра́ведная душа́ связа́ся, прода́ся в рабо́ту сла́дкий, во о́браз Госпо́день, ты же вся, душе́, продала́ся еси́ злы́ми твои́ми.

Сродниками праведная душа была связана, продан был в рабство возлюбленный, – в прообраз Господа; ты же, душа, сама всю себя продала злым делам твоим.

Ио́сифа пра́веднаго и целому́дреннаго ума́ подража́й окая́нная и неиску́сная душе́, и не оскверня́йся безслове́сными стремле́ньми при́сно беззако́ннующи.

Праведного и целомудренного Иосифа разуму подражай, несчастная и жалкая душа, и не оскверняйся безрассудными стремлениями, непрестанно творя беззакония.

А́ще и в ро́ве поживе́ иногда́ Ио́сиф, Влады́ко Го́споди, но во о́браз погребе́ния и воста́ния Твоего́, аз же что Тебе́ когда́ сицево́е принесу́?

Если и был некогда во рве Иосиф, Владыка Господи, но в прообраз погребения и Воскресения Твоего; я же что Тебе когда подобное принесу?

Моисе́ов слы́шала еси́ ковче́жец, душе́, вода́ми, волна́ми носи́м ре́чными, я́ко в черто́зе дре́вле бе́гающий де́ла го́рькаго сове́та фараони́тска.

О Моисее, в корзинке спасенном, ты слышала, душа, в древности по воде носимом волнами речными; и как в царском дворце он избежал горького бедствия, задуманного фараоном.

А́ще жены, слы́шала еси́, убива́ющия иногда́ безвозра́стное му́жеское, душе́ окая́нная, целому́дрия дея́ние, ны́не, я́ко вели́кий Моисе́й, сси прему́дрость.

О повивальных бабках ты слышала, несчастная душа, что должны были некогда они убивать младенцев мужского пола – действие целомудрия; но теперь, как великий Моисей, пей молоко премудрости.

Я́ко Моисе́й вели́кий, еги́птянина, ума́ уязви́вши, окая́нная, не уби́ла еси́, душе́, и ка́ко всели́шися, глаго́ли, в пусты́ню страсте́й покая́нием?

Как Моисей великий египетскому образу мыслей удар нанеся, ты, несчастная душа, его не уничтожила; и как ты переселишься, скажи, в пустыню покаянием в своих страстях?

В пусты́ню всели́ся вели́кий Моисе́й, гряди́ у́бо подража́й того́ житие́, да и в купине́ богоявле́ния, душе́, в виде́нии бу́деши.

В пустыне поселился великий Моисей; иди же и ты, душа, подражай его жизни, дабы и тебе при созерцании Богоявления в терновом кусте присутствовать.

Моисе́ов жезл вообража́й, душе́, ударя́ющий мо́ре и огустева́ющий глубину́, во о́браз Креста́ Боже́ственнаго, и́мже мо́жеши и ты вели́кая соверши́ти.

Моисеев жезл изобрази, душа, ударивший море и сделавший густой глубину, знамением Креста божественного, которым сможешь и ты великое совершить.

Ааро́н приноша́ше огнь Бо́гу, непоро́чный, неле́стный, но Офни́ и Финее́с, я́ко ты, душе́, приноша́ху чужде́е Бо́гу оскверне́нное житие́.

Аарон приносил Богу огонь беспримесный, чистый; но Офни и Финеес принесли как ты, душа, отчужденную от Бога нечистую жизнь.

Я́ко тя́жкий нра́вом, фарао́ну го́рькому бых, Влады́ко, Ианни́, и Иамври́, душе́ю и те́лом, и погруже́н умо́м, но помози́ ми.

Как тяжкий нравом, фараону жестокому, Владыка, стал я Ианнием и Иамврием душою и телом и погряз умом; но помоги мне.

Ка́лом смеси́хся окая́нный умо́м, омы́й мя, Влады́ко, ба́нею мои́х слез, молю́ Тя, пло́ти моея́ оде́жду убели́в я́ко снег.

С грязью смешал я, несчастный, свой ум, но омой меня, Владыка, в купели моих слез, молю Тебя, плоти моей одежду убелив как снег.

А́ще испыта́ю моя́ дела́, Спа́се, вся́каго челове́ка превозше́дша греха́ми себе́ зрю, я́ко ра́зумом му́дрствуяй согреши́х, не неве́дением.

Если стану я испытывать дела мои, Спаситель, то вижу, что я всякого человека грехами превзошел, ибо в полном сознании я грешил, не в неведении.

Пощади́, пощади́, Го́споди, созда́ние Твое́, согреши́х, осла́би ми, я́ко естество́м чи́стый Сам сый еди́н, и ин ра́зве Тебе́ никто́же есть кроме́ скве́рны.

Пощади, пощади, Господи, создание твое. Согрешил я – прости мне, ибо Ты один только чист естеством, и никто другой, кроме Тебя, не пребывает без скверны.

Мене́ ра́ди Бог сый, вообрази́лся еси́ в мя, показа́л еси́ чудеса́, исцели́в прокаже́нныя, и разсла́бленнаго стягну́в, кровоточи́выя ток уста́вил еси́, Спа́се, прикоснове́нием риз.

Ради меня, будучи Богом, Ты принял мой образ, показал чудеса, исцелив прокаженных и расслабленных укрепив, остановив у кровоточивой ток крови, Спаситель, прикосновением к краю риз.

Кровоточи́вую подража́й, окая́нная душе́, притецы́, удержи́ оме́ты Христо́вы, да изба́вишися ран, и услы́шиши от Него́: ве́ра твоя́ спасе́ тя.

Кровоточивой подражай, бедная душа, поспеши, ухватись за край Христовой ризы, чтобы от болезни тебе избавиться и услышать от Него: «Вера твоя спасла тебя!»

Ни́зу снича́щую подража́й о душе́, прииди́, припади́ к нога́ма Иису́совыма, да тя испра́вит, и да хо́диши пра́во стези́ Госпо́дни.

Долу согбенной подражай, о душа, приди, припади к ногам Иисуса, дабы Он распрямил тебя, и ты прямо пошла бы по путям Господним.

А́ще и кла́дязь еси́ глубо́кий, Влады́ко, источи́ ми во́ду из пречи́стых Твои́х жил, да я́ко самаряны́ня, не ктому́ пия́й жа́жду, жи́зни бо струи́ источа́еши.

Хотя Ты и глубокий колодец, Владыка, но источи мне потоки из пречистых Твоих жил, чтобы, как самарянка, испив, я больше не жаждал: ибо струи жизни Ты источаешь.

Силоа́м да бу́дут ми сле́зы моя́, Влады́ко Го́споди, да умы́ю и аз зе́ницы се́рдца, и ви́жду Тя у́мно, Све́та преве́чна.

Водоемом Силоамским да будут для меня слезы мои, Владыка Господи, да умою и я очи сердца моего и увижу мысленно Тебя, Свет Предвечный.

Припев: Преподо́бная ма́ти Мари́е, моли́ Бо́га о нас.

 

Несравне́нным жела́нием, всебога́тая, Дре́ву возжеле́вши поклони́тися живо́тному, сподо́билася еси́ жела́ния, сподо́би у́бо и мене́ улучи́ти вы́шния сла́вы.

С ничем не сравнимой любовью Древу Креста захотела ты поклониться и удостоилась желаемого; удостой же и меня, всеблаженная, высшей славы достигнуть.

Припев: Преподо́бная ма́ти Мари́е, моли́ Бо́га о нас.

 

Струи́ Иорда́нския преше́дши, обрела́ еси́ поко́й безболе́зненный, пло́ти сла́сти избежа́вши, ея́же и нас изми́ твои́ми моли́твами, преподо́бная.

Потоки иорданские ты перешла и обрела покой безболезненный, плотского услаждения избежав; от него и нас избавь твоими молитвами, преподобная.

Припев: Преподо́бне о́тче Андре́е, моли́ Бо́га о нас.

Я́ко па́стырей изря́днейша, Андре́е прему́дре, избра́нна су́ща тя, любо́вию ве́лию и стра́хом молю́, твои́ми моли́твами спасе́ние улучи́ти, и жизнь ве́чную.

Как пастыря превосходнейшего и истинного избранника, тебя, Андрей премудрый, с любовию великою и страхом молю, да спасение получу по твоим ходатайствам и жизнь вечную.

Сла́ва Отцу́ и Сы́ну и Свято́му Ду́ху. Тя, Тро́ице, сла́вим, Еди́наго Бо́га, Свят, Свят, Свят еси́ О́тче, Сы́не и Ду́ше, про́стое Существо́, Еди́нице при́сно покланя́емая.

Тебя, Троица, мы славим, Единого Бога: Свят, свят, свят Ты: Отец, Сын и Дух, – простое Существо, Еди́ница непрестанно поклоняемая.

И ны́не, и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.  Из Тебе́ облече́ся в мое́ смеше́ние, нетле́нная безму́жная Ма́ти Де́во, Бог созда́вый ве́ки, и соедини́ Себе́ челове́ческое естество́.

Из Тебя облекся в мой состав, нетленная, не знавшая мужа Матерь-Дева, Бог, века сотворивший, и соединил с Собою человеческое естество.

Песнь 6

Ирмос: Возопи́х всем се́рдцем мои́м к ще́дрому Бо́гу, и услы́ша мя от а́да преиспо́дняго, и возведе́ от тли живо́т мой.

Воззвал я всем сердцем моим к милосердному Богу, и Он услышал меня из ада глубочайшего, и вывел из погибели жизнь мою.

Припев: Поми́луй мя, Бо́же, поми́луй мя.

Сле́зы, Спа́се, о́чию мое́ю, и из глубины́ воздыха́ния чи́сте приношу́, вопию́щу се́рдцу: Бо́же, согреши́х Ти, очи́сти мя.

Слезы, Спаситель, очей моих, и из глубины стенания искренно приношу с воплем сердца: «Боже, я согрешил пред Тобою, будь милостив ко мне!»

Уклони́лася еси́, душе́, от Го́спода твоего́, я́коже Дафа́н и Авиро́н, но пощади́, воззови́ из а́да преиспо́дняго, да не про́пасть земна́я тебе́ покры́ет.

Уклонилась ты, душа, от Господа твоего, как Дафан и Авирон; но о пощаде воззови из ада преисподнего, чтобы пропасть земная тебя не покрыла.

Я́ко ю́ница, душе́, разсвире́певшая, уподо́билася еси́ Ефре́му, я́ко се́рна от тене́т сохрани́ житие́, впери́вши дея́нием ум и зре́нием.

Как телица рассвирепевшая уподобилась ты, душа, Ефрему; но как серну от сетей, сохрани жизнь свою, окрылив ум деяниями и созерцанием.

Рука́ нас Моисе́ова да уве́рит, душе́, ка́ко мо́жет Бог прокаже́нное житие́ убели́ти и очи́стити, и не отча́йся сама́ себе́, а́ще и прокаже́нна еси́.

Рука Моисея да уверит нас, душа, как может Бог прокаженную жизнь убелить и очистить, и не отчаивайся сама за себя, хотя и прокаженна ты.

Во́лны, Спа́се, прегреше́ний мои́х, я́ко в мо́ри Чермне́м возвраща́ющеся, покры́ша мя внеза́пу, я́ко Еги́птяны иногда́ и триста́ты.

Волны, Спаситель, грехов моих, как в Красном море, возвратившись, внезапно покрыли меня, как некогда египтян и их колесницы.

Неразу́мное, душе́, произволе́ние име́ла еси́, я́ко пре́жде Изра́иль, Боже́ственныя бо ма́нны предсуди́ла еси́ безслове́сно, любосла́стное страсте́й объяде́ние.

Неразумен твой выбор, душа, как у Израиля в древности: ибо божественной манне ты предпочла безрассудно сластолюбивое страстями пресыщение.

Кладенцы́, душе́, предпочла́ еси́ ханане́йских мы́слей, па́че жи́лы ка́мене, из него́же прему́дрости река́, я́ко ча́ша, пролива́ет то́ки богосло́вия.

Колодцы предпочла ты, душа, хананейских помыслов камню с чудесным источником воды, из которого как бы премудрости чаша проливает струи богословия.

Свина́я мяса́ и котлы́, и Еги́петскую пи́щу, па́че небе́сныя предсуди́ла еси́, душе́ моя́, я́коже дре́вле неразу́мнии лю́дие в пусты́ни.

Свиное мясо, и котлы, и египетскую пищу небесной пище предпочла ты, душа моя, как некогда безрассудный народ в пустыне.

Я́ко уда́ри Моисе́й, раб Твой, жезло́м ка́мень, обра́зно животвори́вая ре́бра Твоя́ прообразова́ше, из ни́хже вси питие́ жи́зни, Спа́се, почерпа́ем.

Когда ударил Моисей, служитель Твой, жезлом о камень, он образно предизобразил животворящие ребра Твои, из которых все мы, Спаситель, черпаем напиток жизни.

Испыта́й, душе́, и смотряй, я́коже Иису́с Нави́н, обетова́ния зе́млю, какова́ есть, и всели́ся в ню благозако́нием.

Испытай, душа, и обозри, как Иисус Навин, обетованную землю, какова она, и поселись в ней чрез исполнение Закона.

Воста́ни и побори́, я́ко Иису́с Амали́ка, плотски́я стра́сти, и гаваони́ты, ле́стныя по́мыслы при́сно побежда́ющи.

Бробудись и покори, как Иисус Навин Амалика, плотские страсти, и гаваонитян, – обманчивые помыслы всегда побеждая.

Преиди́ вре́мене теку́щее естество́, я́ко пре́жде ковче́г, и земли́ о́ныя бу́ди во одержа́нии обетова́ния, душе́, Бог повелева́ет.

Перейди времени текущее естество, как некогда Ковчег Завета через Иордан, и вступи в обладание тою землей обетования, душа: Бог повелевает.

Я́ко спасл еси́ Петра́ возопи́вша, спаси́, предвари́в мя, Спа́се, от зве́ря изба́ви, просте́р Твою́ ру́ку, и возведи́ из глубины́ грехо́вныя.

Как спас Ты апостола Петра воззвавшего, поспешив, спаси и меня, Спаситель, от зверя меня избавь, простерши руку Твою, и возведи из глубины греховной.

Приста́нище Тя вем ути́шное, Влады́ко, Влады́ко Христе́, но от незаходи́мых глуби́н греха́ и отча́яния мя предвари́в изба́ви.

Пристанище Тебя знаю тихое, Владыка, Владыка Христе; но от непостижимых глубин греха и отчаяния меня, поспешив, избавь.

Аз есмь, Спа́се, ю́же погуби́л еси́ дре́вле ца́рскую дра́хму, но вжег свети́льник Предте́чу Твоего́, Сло́ве, взыщи́ и обря́щи Твой о́браз.

Спаситель, я – потерявшаяся у Тебя некогда царская драхма; но, возжегши светильник – Предтечу Твоего, Слово, взыщи и найди Твой образ.

Припев: Преподо́бная ма́ти Мари́е, моли́ Бо́га о нас.

Да страсте́й пла́мень угаси́ши, слез ка́пли источи́ла еси́ при́сно, Мари́е, душе́ю распаля́ема, и́хже благода́ть пода́ждь и мне, твоему́ рабу́.

Чтобы пламя страстей угасить, слез ручьи проливала ты непрестанно, Мария, душою воспламеняясь; их благодать подавай и мне, твоему рабу.

 

Припев: Преподо́бная ма́ти Мари́е, моли́ Бо́га о нас.

Безстра́стие небе́сное стяжа́ла еси́, кра́йним на земли́ житие́м ма́ти. Те́мже тебе́ пою́щим, от страсте́й изба́витися моли́твами твои́ми, моли́ся.

 

Бесстрастие небесное стяжала ты, матерь, высочайшим житием на земле; потому моли, чтобы и тебя воспевающим избавиться от страстей ходатайствами твоими.

Припев: Преподо́бне о́тче Андре́е, моли́ Бо́га о нас.

 

Кри́тскаго тя па́стыря и председа́теля, и вселе́нныя моли́твенника ве́дый, притека́ю Андре́е и вопию́ ти: изми́ мя, о́тче, из глубины́ греха́.

 

Тебя, как Критского пастыря и предстоятеля, и ходатая за вселенную зная, прибегаю, к тебе, Андрей, и взываю тебе: «Избавь меня, отче, из глубины греха!»

 

Сла́ва Отцу́ и Сы́ну и Свято́му Ду́ху. Тро́ица есмь про́ста, неразде́льна, разде́льна Ли́чне, и Еди́ница есмь Естество́м соедине́на, Оте́ц глаго́лет, и Сын, и Боже́ственный Дух.

 

«Троица Я несложная, нераздельная, различаемая по Лицам, и Единство, естеством соединенное», – Отец возглашает, и Сын, и Божественный Дух.

 

И ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.  Утро́ба Твоя́ Бо́га нам роди́, воображе́нна по нам: Его́же, я́ко Созда́теля всех, моли́ Богоро́дице, да Твои́ми моли́твами оправди́мся.

 

Чрево Твое Бога родило нам, Принявшего наш образ, Которого как Творца всего моли, Богородица, чтобы нам по молитвам Твоим оправдаться.

 

Ирмос: Возопи́х всем се́рдцем мои́м к ще́дрому Бо́гу, и услы́ша мя от а́да преиспо́дняго, и возведе́ от тли живо́т мой.

 

Воззвал я всем сердцем моим к милосердному Богу, и Он услышал меня из ада глубочайшего, и вывел из погибели жизнь мою.

 

Господи, помилуй (трижды)

 

Кондак, глас 6

Душе́ моя́, душе́ моя́, воста́ни, что спи́ши? Коне́ц приближа́ется, и и́маши смути́тися. Воспряни́ у́бо, да пощади́т тя Христо́с Бог, везде́ сый и вся́ исполня́яй.

 

Душа моя, душа моя, восстань, что ты спишь? Конец приближается, и предстоит тебе смутиться. Воспрянь же, да пощадит тебя Христос Бог, вездесущий и все наполняющий!

 

Икос

Христо́во врачевство́ ви́дя отве́рсто, и от Сего́ Ада́му истека́ющее здра́вие, пострада́, уязви́ся диа́вол, и я́ко бе́дствуя рыда́ше, и свои́м друго́м возопи́: что сотворю́ Сы́ну Мари́ину, убива́ет мя Вифлее́млянин, И́же везде́ сый и вся исполня́яй.

 

Видя Христову лечебницу отверстой и истекающее из нее Адаму здравие, стал мучиться, был поражен диавол, и, как терпящий бедствие, рыдал и своим друзьям возопил: «Что мне делать с Сыном Марии? убивает меня Вифлеемлянин, вездесущий и все наполняющий!»

Блаженны, глас 6:

Во Ца́рствии Твое́м, помяни́ нас Го́споди, егда́ прии́деши во ца́рствии Твое́м.

 

Разбо́йника, Христе́, рая́ жи́теля сотвори́л еси́, на Кресте́ Тебе́ возопи́вша: помяни́ мя, того́ покая́нию сподо́би и мене́ недосто́йнаго.

Разбойника, на кресте «Помяни меня!» Тебе возгласившего, Ты, Христе, прежде всех рая гражданином сделал. Покаяния его удостой и меня, недостойного.

Блаже́ни ни́щии ду́хом, я́ко тех есть Ца́рство Небе́сное.

Мано́я слы́шавши дре́вле, душе́ моя́, Бо́га в явле́нии бы́вша, и из непло́дове тогда́ прие́мша плод обетова́ния, того́ благоче́стие подража́й.

О Маное слышала ты, душа моя, в древности при явлении Бога присутствовавшем и принявшем тогда от неплодной жены плод обетования; его благочестию будем подражать.

Блаже́ни пла́чущии, я́ко ти́и уте́шатся.

Сампсо́новой поревнова́вши ле́ности, главу́ остри́гла еси́, душе́, дел твои́х, преда́вши иноплеме́нником, любосла́стием целому́дренную жизнь и блаже́нную.

Подражая беспечности Самсона, ты остригла славу дел твоих, душа, ради сладострастия иноплеменникам предав жизнь целомудренную и блаженную.

Блаже́ни кро́тцыи, я́ко ти́и насле́дят зе́млю.

Пре́жде че́люстию о́слею победи́вый иноплеме́нники, ны́не плене́ние ласкосе́рдству стра́стному обре́теся, но избе́гни, душе́ моя́, подража́ния, дея́ния и сла́бости.

Прежде челюстью ослиною Самсон, победивший иноплеменников, ныне жертвою напрасной оказался из-за распутства страстного; но избегни подражания, душа моя, этому его деянию и ослаблению.

Блаже́ни а́лчущии и жа́ждущии пра́вды, я́ко ти́и насы́тятся.

Вара́к и Иеффа́й военача́льницы, судии́ Изра́илевы предпочте́ни бы́ша, с ни́миже Дево́рра мужеу́мная, тех до́блестьми, душе́, вмужи́вшися укрепи́ся.

Варак и Иеффай, военачальники, судьями Израиля были избраны, с ними и Деворра, равная мужам умом; доблестями их, душа, мужество стяжав, укрепись.

Блаже́ни ми́лостивии, я́ко ти́и поми́ловани бу́дут.

Иаи́лино хра́брство позна́ла еси́, душе́ моя́, Сиса́ра дре́вле пробо́дшую, и спасе́ние соде́лавшую, дре́вом о́стрым, слы́шиши, и́мже тебе́ Крест образу́ется.

О мужестве Иаили узнала ты, душа моя, Сисару в древности пронзившей, и спасение соделавшей древом острым, – слышишь, – которым для тебя Крест изображается.

Блаже́ни чи́стии се́рдцем, я́ко ти́и Бо́га у́зрят.

Пожри́, душе́, же́ртву похва́льную, дея́ние, я́ко дщерь, принеси́, от Иеффа́евы чисте́йшую, и заколи́, я́ко же́ртву, стра́сти плотски́я Го́сподеви твоему́.

 

Соверши жертву похвальную, душа: принеси деяния, как дочь, Иеффаевой чистейшую, и заколи, как жертву, страсти плоти Господу твоему.

Блаже́ни миротво́рцы, я́ко ти́и сы́нове Бо́жии нареку́тся.

Гедео́ново руно́ помышля́й, душе́ моя́, с небесе́ ро́су подыми́, и прини́кни я́коже пес и пий во́ду, от зако́на теку́щую, изгнете́нием пи́сменным.

О руне Гедеона размышляй, душа моя, с небес росу приими, и склонись, и пей как пес струю, из Закона текущую, извлекаемую из буквы Писания.

Блаже́ни изгна́ни пра́вды ра́ди, я́ко тех есть Ца́рство Небе́сное.

Или́и свяще́нника осужде́ние, душе́ моя́, восприя́ла еси́, лише́нием ума́ приобре́тши стра́сти себе́, я́коже он ча́да, де́лати беззако́нная.

Илия священника осуждение, душа моя, навлекла ты на себя по недостатку разума, допустив страстям действовать в себе, как он сыновьям своим делать беззаконие.

Блаже́ни есте́, егда́ поно́сят вам, и изжену́т, и реку́т всяк зол глаго́л на вы лжу́ще Мене́ ра́ди.

В судия́х Леви́т, небреже́нием свою́ жену́, двана́десятим коле́ном раздели́, душе́ моя́, да скве́рну обличи́т от Вениами́на беззако́нную.

Во дни Судей левит во гневе жену свою двенадцати коленам разделил, душа моя, дабы над позором восторжествовать вышедшего от Вениамина беззакония.

Ра́дуйтеся и весели́теся, я́ко мзда ва́ша мно́га на небесе́х.

Любому́дренная А́нна моля́щися, устне́ у́бо двиза́ше ко хвале́нию, глас же ея́ не слы́шашеся, но оба́че непло́дна су́щи, сы́на моли́твы ражда́ет досто́йна.

Премудрая Анна, молясь, лишь губами для хваления двигала, голос же ее не был слышен; но однако же, будучи неплодной, рождает сына, молитвы достойного.

Помяни́ нас, Го́споди, егда́ прии́деши во Ца́рствии Твое́м.

В судия́х спричте́ся А́ннино порожде́ние, вели́кий Саму́ил, его́же воспита́ла Армафе́ма в дому́ Госпо́дни, тому́ поревну́й, душе́ моя́, и суди́ пре́жде ине́х дела́ твоя́.

К судьям было причтено Анны чадо, Самуил великий, которого она, Армафема жительница в Дом Господень на воспитание отдала; ему ревнуй, душа моя, и суди прежде всего другого дела свои.

Помяни́ нас, Влады́ко, егда́ прии́деши во Ца́рствии Твое́м.

Дави́д на ца́рство избра́н, ца́рски пома́зася ро́гом Боже́ственнаго ми́ра; ты у́бо, душе́ моя́, а́ще хо́щеши вы́шняго Ца́рствия, ми́ром пома́жися слеза́ми.

Давид, на царство избранный, был по-царски помазан из рога миром божественным; ты же, душа моя, если хочешь вышнего Царства, как миром помажься слезами.

Помяни́ нас, Святы́й, егда́ прии́деши во Ца́рствии Твое́м.

Поми́луй созда́ние Твое́, Ми́лостиве, уще́дри руку́ Твое́ю творе́ние, и пощади́ вся согреши́вшия, и мене́ па́че всех, Твои́х презре́вшаго повеле́ний.

Помилуй создание Твое, Милостивый, сжалься над творением рук Твоих, и пощади всех согрешивших, и меня, более всех презревшего Твои повеления.

Сла́ва Отцу́ и Сы́ну и Свято́му Ду́ху. Безнача́льну, и рожде́нию же и происхожде́нию, Отцу́ покланя́юся ро́ждшему, Сы́на сла́влю рожде́ннаго, пою́ сопросия́вшаго Отцу́ же и Сы́ну, Ду́ха Свята́го.

Безначальность, и рождение, и исхождение исповедуя, поклоняюсь Отцу родившему, славлю Сына рожденного, воспеваю просиявшего со Отцом и Сыном – Духа Святого.

И ны́не, и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь. Преесте́ственному Рождеству́ Твоему́ покланя́емся, по естеству́ сла́вы Младе́нца Твоего́ не разделя́юще, Богороди́тельнице, И́же бо еди́н лице́м, сугу́быми испове́дуется естествы́.

Сверхъестественному Рождению от Тебя поклоняемся, славы Младенца Твоего, Божия Родительница, по естеству Ему присущей, не разделяя; ибо Тот, Кто един Лицом, исповедуется в двух естествах.

Песнь 7

Ирмос: Согреши́хом, беззако́нновахом, непра́вдовахом пред Тобо́ю, ниже́ соблюдо́хом, ниже́ сотвори́хом, я́коже запове́дал еси́ нам; но не преда́ждь нас до конца́, отце́в Бо́же.

Согрешили мы, соделали беззаконие, неправду пред Тобою, и не соблюли, и не сотворили, как Ты заповедал нам. Но не предай нас до конца, отцов Боже!

Припев: Поми́луй мя, Бо́же, поми́луй мя.

Согреши́х, беззако́нновах, и отверго́х за́поведь Твою́, я́ко во гресе́х произведо́хся и приложи́х я́звам стру́пы себе́: но Сам мя поми́луй, я́ко Благоутро́бен, отце́в Бо́же.

 

Согрешил я, соделал беззаконие, и отверг заповедь Твою, так как и рожден был уже во грехах, и еще приложил к своим язвам раны; но Сам помилуй меня, Милосердный отцов Боже.

Та́йная се́рдца моего́ испове́дах Тебе́, Судии́ моему́, виждь мое́ смире́ние, виждь и скорбь мою́, и вонми́ суду́ моему́ ны́не, и Сам мя поми́луй, я́ко Благоутро́бен, отце́в Бо́же.

 

Тайны сердца моего исповедал я Тебе, Судии моему, воззри на мое смирение, воззри на скорбь мою, внемли самоосуждению моему ныне и Сам меня помилуй, как Милосердный отцов Боже.

Сау́л иногда́ я́ко погуби́ отца́ своего́, душе́, осля́та, внеза́пу ца́рство обре́те к прослу́тию, но блюди́, не забыва́й себе́, ско́тския по́хоти твоя́ произво́ливши па́че Ца́рства Христо́ва.

Саул некогда, потеряв ослиц отца своего, внезапно обрел царский сан, путь к известности; но смотри же, душа, не забывайся, скотские вожделения твои предпочитая Царству Христову.

Дави́д иногда́ Богооте́ц, а́ще и согреши́ сугу́бо, душе́ моя́, стрело́ю у́бо устреле́н быв прелюбоде́йства, копие́м же плене́н быв уби́йства томле́нием, но ты сама́ тяжча́йшими де́лы неду́гуеши, самохо́тными стремле́ньми.

Давид некогда Богоотец, если и согрешил сугубо, душа моя: уязвлен был прелюбодейства стрелою и, как копьем, был ранен за убийство возмездием, но ты сама тягчайшими тех делами страдаешь – произвольными стремлениями.

Совокупи́ у́бо Дави́д иногда́ беззако́нию беззако́ние, уби́йству же любоде́йство раствори́в, покая́ние сугу́бое показа́ а́бие, но сама́ ты, лука́внейшая душе́, соде́лала еси́, не пока́явшися Бо́гу.

Присоединил Давид некогда беззаконие к беззаконию, убийство к прелюбодеянию примешав, но покаяние сугубое принес вскоре; ты же худшие дела совершила, душа, не раскаявшись пред Богом.

Дави́д иногда́ вообрази́, списа́в я́ко на ико́не песнь, е́юже дея́ние облича́ет, е́же соде́я, зовы́й: поми́луй мя. Тебе́ бо Еди́ному согреши́х всех Бо́гу, Сам очи́сти мя.

Давид некогда начертал, написав, как на иконе, песнь, которою он обличает то, что соделал, взывая: «Помилуй меня, ибо пред Тобою Единым я согрешил, всех Богом. Сам очисти меня!»

Киво́т я́ко ноша́шеся на колесни́це, Зан о́ный, егда́ превра́щшуся тельцу́, то́чию косну́ся, Бо́жиим искуси́ся гне́вом, но того́ дерзнове́ния убежа́вши, душе́, почита́й Боже́ственная че́стне.

Когда везли на колеснице ковчег, Оза, тебе известный, в то время, как в сторону телец свернул, коснувшись только, испытал на себе гнев Божий; но избегай его дерзости, душа, почитай Божественное благоговейно.

Слы́шала еси́ Авессало́ма, ка́ко на естество́ воста́? Позна́ла еси́ того́ скве́рная дея́ния, и́миже оскверни́ ло́же Дави́да отца́, но ты подража́ла еси́ того́ стра́стная и любосла́стная стремле́ния.

Ты слышала об Авессаломе, как он на естество восстал; знаешь его скверные деяния, которыми он обесчестил ложе Давида-отца. Но сама подражала его страстным и сластолюбивым стремлениям.

Покори́ла еси́ нерабо́тное твое́ досто́инство те́лу твоему́, ино́го бо Ахитофе́ла обре́тши врага́, душе́, снизшла́ еси́ сего́ сове́том, но сия́ разсы́па Сам Христо́с, да ты вся́ко спасе́шися.

Покорила ты свободное свое достоинство телу твоему, ибо найдя иного Ахитофела – врага, ты, душа, склонилась на его советы; но их разрушил сам Христос, чтобы ты спаслась всесовершенно.

Соломо́н чу́дный, и благода́ти прему́дрости испо́лненный, сей лука́вое иногда́ пред Бо́гом сотвори́в, отступи́ от Него́: ему́же ты прокля́тым твои́м житие́м, душе́, уподо́билася еси́.

Соломон чудный и дара премудрости преисполненный некогда злое против Бога сотворив, отступил от Него. Ему ты сама, душа, по жизни своей, проклятия достойной, уподобилась.

Сластьми́ влеко́мь страсте́й свои́х оскверня́шеся, увы́ мне, рачи́тель прему́дрости, рачи́тель блу́дных жен и стра́нен от Бо́га, его́же ты подража́ла еси́ умо́м, о душе́, сладостра́стьми скве́рными.

Услаждениями влекомый страстей своих, Соломон осквернился. Увы, ревнитель премудрости стал любителем распутных жен и чуждым для Бога. Ты сама, душа, подражала ему в уме сладострастием скверным.

Ровоа́му поревнова́ла еси́ не послу́шавшему сове́та о́тча, ку́пно же и зле́йшему рабу́ Иеровоа́му, пре́жнему отсту́пнику, душе́, но бе́гай подража́ния и зови́ Бо́гу: согреши́х, уще́дри мя.

Ровоаму поревновала ты, душа, не послушавшему советников отца своего, а вместе и злейшему рабу, Иеровоаму, древнему мятежнику. Но оставь подражание им и взывай к Богу: «Согрешила, пожалей меня!»

Ахаа́вовым поревнова́ла еси́ скве́рнам, душе́ моя́, увы мне, была́ еси́ плотски́х скверн пребыва́лище, и сосу́д сра́млен страсте́й, но из глубины́ твоея́ воздохни́, и глаго́ли Бо́гу грехи́ твоя́.

С Ахавом ты соревновалась в мерзких делах, душа моя, увы мне! Соделалась скверн плотских прибежищем и сосудом постыдных страстей; но из глубины твоей восстенай и поведай Богу грехи твои.

Попали́ Илия́ иногда́ два́щи пятьдеся́т Иезаве́линых, егда́ сту́дныя проро́ки погуби́, во обличе́ние Ахаа́вово, но бе́гай подража́ния двою́, душе́, и укрепля́йся.

Некогда два раза сжигал пятьдесят слуг Иезавели Илия, когда и пророков мерзости он погубил во обличение Ахава; но избегай подражания обоим им, душа, и укрепляйся.

Заключи́ся тебе́ не́бо, душе́, и глад Бо́жий пости́же тя, егда́ Илии́ Фесви́тянина я́коже Ахаа́в, не покори́ся словесе́м иногда́, но Сара́ффии уподо́бився, напита́й проро́чу ду́шу.

Заключено для тебя небо, душа, и голод Божий настиг тебя, как некогда было, когда речам Илии Фесвитянина не покорился Ахав; но Сарептской вдове уподобься: напитай душу пророка.

Манасси́ева собрала́ еси́ согреше́ния изволе́нием, поста́вльши я́ко ме́рзости стра́сти, и умно́живши, душе́, негодова́ние, но того́ покая́нию ревну́ющи те́пле, стяжи́ умиле́ние.

 

Манассиины преступления собрала ты добровольно, воздвигнув вместо мерзостей языческих страсти и умножив тем, душа, на них негодование; но горячо ревнуя его покаянию, стяжи сокрушение.

Припа́даю Ти, и приношу́ Тебе́, я́коже сле́зы глаго́лы моя́: согреши́х, я́ко не согреши́ блудни́ца, и безако́нновах, я́ко и́ный никто́же на земли́, но уще́дри, Влады́ко, творе́ние Твое́, и воззови́ мя.

Припадаю пред Тобою и приношу Тебе, как слезы, слова мои: «Согрешил я, как не согрешила блудница и беззаконие соделал, как никто другой на земле; но помилуй, Владыка, творение Твое и призови меня!»

Погребо́х о́браз Твой, и растли́х за́поведь Твою́, вся помрачи́ся добро́та, и страстьми́ угаси́ся, Спа́се, свеща́, но уще́дрив возда́ждь ми я́коже пое́т Дави́д, ра́дование.

Затемнил я образ Твой и исказил заповедь Твою, вся красота моя помрачилась, и страстями угашен светильник; но смилуйся и возврати мне, Спаситель, как поет Давид, веселие.

Обрати́ся, пока́йся, откры́й сокрове́нная, глаго́ли Бо́гу вся ве́дущему: Ты ве́си моя́ та́йная, еди́не Спа́се, но Сам мя поми́луй, я́коже пое́т Дави́д по ми́лости Твое́й.

Обратись, покайся, открой сокровенное, скажи Богу Всеведущему: «Ты знаешь мои тайны, Единый Спаситель; но Сам меня помилуй, как поет Давид, по милости Твоей!»

Исчезо́ша дни́и мои́, я́ко со́ние востаю́щаго, те́мже, я́ко Езеки́я, слезю́ на ло́жи мое́м, приложи́тися мне ле́том живота́. Но кий Иса́ия предста́нет тебе́, душе́, а́ще не всех Бог?

Исчезли дни мои, как сновидение пробуждающегося, потому как Езекия я плачу на ложе моем, чтобы прибавлено мне было время жизни; но какой Исаия предстанет тебе, душа, если не всех Бог?

Припев: Преподо́бная ма́ти Мари́е, моли́ Бо́га о нас.

 

Возопи́вши к Пречи́стей Богома́тери, пе́рвее отри́нула еси́ неи́стовство страсте́й, ну́жно стужа́ющих, и посрами́ла еси́ врага́ запе́ншаго, но даждь ны́не по́мощь от ско́рби, и мне, рабу́ твоему́.

Воззвав к Пречистой Богоматери, ты прежде отринула неистовство страстей, жестоко свирепствовавших, и посрамила врага-обольстителя; но даруй же ныне помощь в скорби и мне, рабу твоему.

Припев: Преподо́бная ма́ти Мари́е, моли́ Бо́га о нас.

 

Его́же возлюби́ла еси́, Его́же возжеле́ла еси́, Его́же ра́ди плоть изнури́ла еси́ преподо́бная, моли́ ны́не Христа́ о рабе́х, я́ко да ми́лостив быв всем нам, ми́рное состоя́ние да́рует почита́ющим Его́.

Того, Кого возлюбила ты, Кого возжелала, ради Кого ты плоть изнурила, преподобная, моли ныне Христа за рабов, чтобы Он, явив милость Свою, мирное устроение даровал всем нам, почитающим Его.

Припев: Преподо́бне о́тче Андре́е, моли́ Бо́га о нас.

На ка́мени мя ве́ры моли́твами твои́ми утверди́, о́тче, стра́хом мя Боже́ственным огражда́я, и покая́ние, Андре́е, пода́ждь ми, молю́ся ти, и изба́ви мя от се́ти враго́в и́щущих мя.

На камне веры утверди меня ходатайствами твоими, отче, ограждая меня страхом Божественным, и покаяние подай мне ныне, молюсь тебе, Андрей, и избавь меня от сети врагов, меня ищущих.

Сла́ва Отцу́ и Сы́ну и Свято́му Ду́ху. Тро́ице про́стая, неразде́льная, единосу́щная, и Естество́ еди́но, Све́тове, и Свет, и Свята три, и еди́но Свя́то пое́тся Бог Тро́ица, но воспо́й, просла́ви, Живо́т и Животы́, душе́, всех Бо́га.

Троица Простая, Нераздельная, Единосущная и Естеством Единая: как Светы и Свет, и – Три Святых и Единое Святое воспевается Бог Троица; но воспой, прославь Жизнь и Жизни, душа, – всех Бога.

И ны́не, и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь. Пое́м Тя, благослови́м Тя, покланя́емся Ти, Богороди́тельнице, я́ко неразде́льныя Тро́ицы породи́ла еси́ еди́наго Христа́ Бо́га и Сама́ отве́рзла еси́ нам су́щим на земли́ Небе́сная.

Воспеваем Тебя, благословляем Тебя, поклоняемся Тебе, Божия Родительница, ибо носила Ты во чреве Единого из Нераздельной Троицы – Христа Бога и Сама открыла нам, живущим на земле, Небесное.

Песнь 8

Ирмос: Его́же во́инства Небе́сная сла́вят, и трепе́щут Херуви́ми и Серафи́ми, вся́ко дыха́ние и тварь, по́йте, благослови́те и превозноси́те во вся ве́ки.

Того, Кого воинства небесные славят, и пред Кем трепещут Херувимы и Серафимы, все что дышит и сотворено, пойте, благословляйте и превозносите во все века!

Припев: Поми́луй мя, Бо́же, поми́луй мя.

Согреши́вша Спа́се поми́луй, воздви́гни мой ум ко обраще́нию, приими́ мя ка́ющагося, уще́дри вопию́ща: согреши́х Ти, спаси́, беззако́нновах, поми́луй мя.

Согрешившего помилуй, Спаситель, воздвигни мой ум ко обращению, прими меня, кающегося, умилосердись к взывающему: «Согрешил я пред Тобою, спаси; беззаконие соделал, помилуй меня!»

Колесни́чник Илия́, колесни́цею доброде́телей вшед, я́ко на небеса́, ноша́шеся превы́ше иногда́ от земны́х: сего́ у́бо душе́ моя́, восхо́д помышля́й.

Возничий Илия, на колесницу добродетелей взойдя, как бы на небеса возносился некогда превыше всего земного; о его восхождении, душа моя, помышляй.

Иорда́нова струя́ пе́рвее, ми́лотию Илиино́ю Елиссе́ем, ста сю́ду и сю́ду: ты же, о душе́ моя́, сея́ не причасти́лася еси́ благода́ти за невоздержа́ние.

Иордана воды милотию (плащём) Илии для Елисея некогда остановилось по ту и другую сторону; ты же, о душа моя, не приобщилась той благодати за невоздержание.

Елиссе́й иногда́ прие́м ми́лоть Илиину́, прия́т сугу́бую благода́ть от Бо́га: ты же о душе́ моя́, сея́ не причасти́лася еси́ благода́ти за невоздержа́ние.

Елисей некогда, приняв милоть Илии, получил сугубую благодать от Бога; ты же, о душа моя, не приобщилась той благодати за невоздержание.

Сомани́тида иногда́ пра́веднаго учреди́, о душе́, нра́вом благи́м: ты же не ввела́ еси́ в дом, ни стра́нна, ни пу́тника. Те́мже черто́га изри́нешися вон, рыда́ющи.

Соманитянка некогда с добрым расположением праведника приняла, ты же, душа, не ввела в свой дом ни чужестранца, ни путника; за то будешь из чертога извержена вон с рыданиями.

Гиези́ев подража́ла еси́ окая́нная ра́зум скве́рный всегда́ душе́, его́же сребролю́бие отложи́ поне́ на ста́рость: бе́гай гее́нскаго огня́, отступи́вши злых твои́х.

Гиезия нечистому нраву всегда подражала ты, несчастная душа; сребролюбие его отринь хотя бы в старости, избегай огня гееннского, отступив от злых дел твоих.

Ты Ози́и душе́ поревнова́вши, сего́ прокаже́ние в себе́ стяжа́ла еси́ сугу́бо: безме́стная бо мы́слиши, беззако́нная же де́еши: оста́ви я́же и́маши, и притецы́ к покая́нию.

Ты Озии, душа, поревновав, его проказу в себе носишь вдвойне, ибо о недолжном мыслишь и беззаконное делаешь. Оставь то, чего держишься, и прибегни к покаянию.

Ниневи́тяны душе́ слы́шала еси́ ка́ющияся Бо́гу, вре́тищем и пе́пелом, сих не подража́ла еси́, но яви́лася еси́ зле́йшая всех, пре́жде зако́на, и по зако́не прегреши́вших.

О ниневитянах слышала ты, душа, каявшихся Богу в рубище и пепле; им ты не подражала, но оказалась упорнее всех, до закона и после закона согрешивших.

В ро́ве бла́та слы́шала еси́ Иереми́ю душе́, гра́да Сио́ня рыда́ньми вопию́ща, и слез и́щуща, подража́й сего́ плаче́вное житие́ и спасе́шися.

Ты слышала о Иеремии, душа, во рве с грязью город Сион оплакивающем, с рыданиями взывавшем и слез искавшем; подражай его плачевной жизни и спасешься.

Ио́на в Фарси́с побеже́, проразуме́в обраще́ние ниневи́тянов, разуме́ бо я́ко проро́к Бо́жие благоутро́бие: те́мже ревнова́ше проро́честву не солга́тися.

Иона в Фарсис бежал, предвидя обращение ниневитян: ибо он знал, как пророк, милосердие Божие, и потому ревностью пламенел, чтобы не явилось пророчество ложным.

Дании́ла в ро́ве слы́шала еси́, ка́ко загради́ уста́, о душе́ звере́й: уве́дела еси́, ка́ко о́троцы и́же о Аза́рии, погаси́ша ве́рою пе́щи пла́мень горя́щий.

Слышала ты, о душа, как Даниил во рве заградил пасти зверей; узнала, как бывшие с Азарией отроки угасили верою печи пламень горящий.

Ве́тхаго Заве́та вся приведо́х ти душе́, к подо́бию, подража́й пра́ведных боголюби́вая дея́ния, избе́гни же па́ки лука́вых грехо́в.

Из Ветхого Завета всех я привел тебе, душа, в пример, подражай праведных богоугодным деяниям, но, напротив, избегай грехов порочных людей.

Правосу́де Спа́се поми́луй, и изба́ви мя огня́, и преще́ния, е́же и́мам на суде́ пра́ведно претерпе́ти: осла́би ми пре́жде конца́, доброде́телию и покая́нием.

Правосудный Спаситель, помилуй и избавь меня от огня и наказания, которое предстоит мне на Суде справедливо претерпеть: дай облегчение мне прежде конца, за добродетель и покаяние.

Я́ко разбо́йник вопию́ Ти: помяни́ мя. Я́ко Петр пла́чу го́рце: осла́би ми Спа́се. Зову́ я́ко мыта́рь: слезю́ я́ко блудни́ца. Приими́ мое́ рыда́ние, я́коже иногда́ ханане́ино.

Как разбойник взываю Тебе: «Помяни меня!» Как Петр плачу горько: «Прости меня, Спаситель!» Зову как мытарь, лью слезы как блудница; прими мое рыдание, как некогда от хананеянки.

Гное́ние, Спа́се, исцели́ смире́нныя моея́ души́: еди́не Врачу́, пла́стырь мне наложи́, и еле́й и вино́, дела́ покая́ния, умиле́ние со слеза́ми.

Гнойные язвы, Спаситель, исцели смиренной моей души, единый Врач, пластырь мне приложи, и елей, и вино – дела покаяния, сокрушение со слезами.

Ханане́ю и аз подража́я, поми́луй мя, вопию́, Сы́не Дави́дов: каса́юся кра́я ри́зы, я́ко кровоточи́вая: пла́чу, я́ко Ма́рфа и Мари́я над Ла́зарем.

Хананеянке подражая, и я: «Помилуй меня», – взываю к Сыну Давидову; касаюсь края ризы, как кровоточивая; плачу, как Марфа и Мария над Лазарем.

Сле́зную Спа́се сткля́ницу, я́ко ми́ро истощава́я на главу́, зову́ Ти я́коже блудни́ца, ми́лости и́щущая, мольбу́ приношу́, и оставле́ние прошу́ прия́ти.

Слез алавастр изливая как миро на главу Твою, Спаситель, взываю к Тебе, как блудница, милости ищущая, мольбу приношу и прошу о получении мною прощения.

А́ще и никто́же, я́коже аз согреши́ Тебе́, но оба́че приими́ и мене́, Благоутро́бне Спа́се, стра́хом ка́ющася, и любо́вию зову́ща: согреши́х Тебе́ еди́ному, поми́луй мя Ми́лостиве.

Если и никто, как я, пред Тобою не согрешил, но все же прими и меня, Милосердый Спаситель, в страхе кающегося и с любовью взывающего: «Согрешил я пред Тобой Единым, беззаконие соделал, помилуй меня!»

Пощади́ Спа́се Твое́ созда́ние, и взыщи́ я́ко Па́стырь поги́бшее, предвари́ заблу́ждшаго, восхи́ти от во́лка, сотвори́ мя овча́ на па́стве Твои́х ове́ц.

Пощади, Спаситель, Свое создание и разыщи, как Пастырь, овцу пропавшую, заблудившегося спаси от волка, соделай меня ягненком на пастбище Твоих овец.

Егда́ Судие́ ся́деши я́ко Благоутро́бен, и пока́жеши стра́шную сла́ву Твою́ Спа́се: о каковы́й страх тогда́! Пе́щи горя́щей, всем боя́щимся нестерпи́маго суди́ща Твоего́.

Когда Ты сядешь как Судия Милостивый и покажешь страшную славу Твою, Христе, – о, какой будет страх тогда! Печь будет гореть и всё будет трепетать пред величием Твоего суда!

Припев: Преподо́бная ма́ти Мари́е, моли́ Бо́га о нас.

Све́та незаходи́маго Ма́ти, тя просвети́вши, от омраче́ния страсте́й разреши́. Те́мже вше́дши в духо́вную благода́ть, просвети́ Мари́е, тя ве́рно восхваля́ющия.

Света Незаходимого Матерь, тебя просветив, освободила от страстей омрачения; потому, приняв Духа благодать, просвети, Мария, с верою тебя восхваляющих.

Припев: Преподо́бная ма́ти Мари́е, моли́ Бо́га о нас.

Чу́до но́во ви́дев, ужаса́шеся боже́ственный в тебе́ вои́стинну ма́ти Зоси́ма: а́нгела бо зря́ше во пло́ти, и у́жасом весь исполня́шеся, Христа́ поя́ во ве́ки.

Чудо новое узрев в тебе, матерь, воистину вне себя был божественный Зосима, ибо Ангела во плоти он видел, и изумлением весь исполнялся, воспевая Христа вовеки.

Припев: Преподо́бне о́тче Андре́е, моли́ Бо́га о нас.

Я́ко дерзнове́ние имы́й ко Го́споду, Андре́е Кри́тский честна́я похвало́, молю́, моли́ся разреше́ние от уз беззако́ния ны́не обрести́ мне моли́твами твои́ми, я́ко покая́ния учи́тель, и преподо́бных сла́ва.

Как дерзновение имеющий ко Господу, Андрей, священная Крита похвала! Ходатайствуй, чтобы обрел я ныне по твоим молитвам от уз беззакония освобождение, молю тебя, учитель покаяния и преподобных слава!

Благослови́м Отца́, и Сы́на, и Свята́го Ду́ха, Го́спода. Безнача́льне О́тче, Сы́не собезнача́льне, Уте́шителю Благи́й, Ду́ше Пра́вый: Сло́ва Бо́жия Роди́телю, Отца́ безнача́льна Сло́ве, Ду́ше живы́й и зи́ждяй, Тро́ице Еди́нице, поми́луй мя.

Безначальный Отче, Сын собезначальный, Утешитель благой, Дух правды; Слова Божия Родитель, Отца безначальное Слово, Дух живой и созидающий, Троица-Еди́ница, помилуй меня.

 

И ны́не, и при́сно, и во ве́ки веко́в, ами́нь. Я́ко от оброще́ния червлени́цы Пречи́стая, у́мная багряни́ца Емману́илева, внутрь во чре́ве Твое́м плоть истка́ся. Те́мже Богоро́дицу вои́стинну Тя почита́ем.

Как бы из пурпурного состава, Пречистая, мысленная багряница – плоть Эммануила внутри чрева Твоего соткалась; потому мы Тебя, Богородицу, истинно почитаем.

 

Хва́лим, благослови́м, покланя́емся Го́сподеви, пою́ще и превознося́ще во вся ве́ки.

 

Ирмос: Его́же во́инства Небе́сная сла́вят, и трепе́щут Херуви́ми и Серафи́ми, вся́ко дыха́ние и тварь, по́йте, благослови́те и превозноси́те во вся ве́ки.

Того, Кого воинства небесные славят, и пред Кем трепещут Херувимы и Серафимы, все что дышит и сотворено, пойте, благословляйте и превозносите во все века!

Песнь 9

Ирмос: Безсе́меннаго зача́тия Рождество́ несказа́нное, Ма́тере безму́жныя нетле́нен Плод, Бо́жие бо рожде́ние обновля́ет естества́. Те́мже Тя вси ро́ди, я́ко Богоневе́стную Ма́терь, правосла́вно велича́ем.

От зачатия без семени рождение неизъяснимо, у Матери, не знавшей мужа, непорочен Плод: ибо обновляет Божие рождение законы естества. Потому Тебя мы, все роды, как Бога нашего Матерь православно величаем.

Припев: Поми́луй мя, Бо́же, поми́луй мя.

Ум острупи́ся, те́ло оболе́знися, неду́гует дух, сло́во изнемо́же, житие́ умертви́ся, коне́ц при две́рех. Те́мже, моя́ окая́нная душе́, что сотвори́ши, егда́ прии́дет Судия́ испыта́ти твоя́?

Ум изранен, тело расслаблено, болезнует дух, слово изнемогло, жизнь омертвела, конец при дверях. Итак, несчастная душа моя, что сотворишь, когда придет Судия испытать дела твои?

Моисе́ово приведо́х ти, душе́, миробы́тие, и от того́ все заве́тное писа́ние, пове́дающее тебе́ пра́ведныя и непра́ведныя; от ни́хже вторы́я, о душе́, подража́ла еси́, а не пе́рвыя, в Бо́га согреши́вши.

Моисееву книгу о происхождении мира воспроизвел я пред тобою, душа, и за ней – все сокровенное Писание, повествующее о праведных и неправедных; из них вторым, о душа, ты подражала, а не первым, перед Богом согрешив.

Зако́н изнемо́же, пра́зднует Ева́нгелие, писа́ние же все в тебе́ небреже́но бысть, проро́цы изнемого́ша, и все пра́ведное сло́во: стру́пи твои́, о душе́, умно́жишася, не су́щу врачу́ исцеля́ющему тя.

Закон обессилел, бездействует Евангелие, и все Писание у тебя в пренебрежении: пророки потеряли силу и всякое праведника слово. Язвы твои, о душа, умножились, и нет врача, исцеляющего тебя!

Но́ваго привожду́ ти писа́ния указа́ния, вводя́щая тя, душе́, ко умиле́нию; пра́ведным у́бо поревну́й, гре́шных же отвраща́йся, и уми́лостиви Христа́ моли́твами же и поще́ньми, и чистото́ю, и гове́нием.

Новозаветного Писания привожу тебе примеры, приводящие тебя, душа, в сокрушение. Итак, праведным поревнуй, от грешных же отвращайся, и умилостивь Христа молитвою, и постом, и чистотою, и благоговением.

Христо́с вочелове́чися, призва́в к покая́нию разбо́йники и блудни́цы, душе́, пока́йся, дверь отве́рзеся Ца́рствия уже́, и предвосхища́ют е́ фарисе́е и мытари́, и прелюбоде́и ка́ющиися.

Христос, вочеловечившись, призвал к покаянию разбойников и блудниц. Душа, покайся: дверь Царства отверста уже, и первыми восхищают его фарисеи, и мытари, и прелюбодеи кающиеся.

Христо́с вочелове́чися, пло́ти приобщи́вся ми, и вся, ели́ка суть естества́ хоте́нием испо́лни греха́ кроме́, подо́бие тебе́, о душе́, и о́браз предпоказу́я Своего́ снизхожде́ния.

Христос, вочеловечившись, призвал к покаянию разбойников и блудниц. Душа, покайся: дверь Царства отверста уже, и первыми восхищают его фарисеи, и мытари, и прелюбодеи кающиеся.

Христо́с волхвы́ спасе́, па́стыри созва́, младе́нец мно́жества показа́ му́ченики, ста́рцы просла́ви и ста́рыя вдови́цы, и́хже не поревнова́ла еси́, душе́, ни дея́нием, ни житию́, но го́ре тебе́, внегда́ бу́деши суди́тися.

Христос волхвов спас, пастырей созвал, множество младенцев соделал мучениками, старца прославил и престарелую вдовицу. Ни их деяниям, ни жизни не подражала ты, душа; но горе тебе, когда на Суд предстанешь.

Пости́вся Госпо́дь дний четы́редесять в пусты́ни, последи́ взалка́, показу́я челове́ческое, душе́, да не разлени́шися, а́ще тебе́ приложи́тся враг, моли́твою же и посто́м от ног твои́х да отрази́тся.

Постился Господь сорок дней в пустыне, и наконец захотел пищи, обнаруживая в Себе естество человеческое. Душа, не унывай: если на тебя устремится враг, молитвою и постом от ног твоих да отразится.

Христо́с искуша́шеся, диа́вол искуша́ше, показу́я ка́мение, да хле́би бу́дут: на го́ру возведе́ ви́дети вся ца́рствия ми́ра во мгнове́нии. Убо́йся, о душе́, ловле́ния, трезви́ся моли́ся на вся́кий час Бо́гу.

Христос был искушаем: диавол искушал Его, показывая камни, да превратит их в хлебы; возвел Его на гору, да узрит все царства мира в одно мгновение; бойся, о душа, дела сего, трезвись и молись ежечасно Богу.

Го́рлица пустынолю́бная, глас вопию́щаго возгласи́, Христо́в свети́льник, пропове́дуяй покая́ние, И́род беззако́ннова со Иродиа́дою. Зри, душе́ моя́, да не увя́знеши в беззако́нныя се́ти, но облобыза́й покая́ние.

Горлица пустыннолюбивая, голос вопиющего возгласил, Христов светильник, проповедуя покаяние; но Ирод сотворил беззаконие с Иродиадой: смотри, душа моя, не запутайся в сетях беззаконников, но возлюби покаяние.

В пусты́ню всели́ся благода́ти Предте́ча, и Иуде́я вся и Самари́я слы́шавше теча́ху, и испове́даху грехи́ своя́, креща́ющеся усе́рдно, и́хже ты не подража́ла еси́, душе́.

В пустыне поселился благодати Предтеча, и со всей Иудеи и Самарии слушавшие его стекались и исповедывали грехи свои, крещение принимая усердно. Но ты им не подражала, душа.

Брак у́бо честны́й и ло́же нескве́рно, обоя́ бо Христо́с пре́жде благослови́, пло́тию яды́й, и в Ка́не же на бра́це во́ду в вино́ соверша́я, и показу́я пе́рвое чу́до, да ты измени́шися, о душе́.

Брак – честен и ложе – непорочно, ибо Христос их некогда благословил, плотию пищу вкушая, и в Кане на браке воду в вино претворяя, и показав это первое чудо, чтобы ты изменилась, о душа.

Разсла́бленнаго стя́гну Христо́с, одр взе́мша, и ю́ношу уме́рша воздви́же, вдови́че рожде́ние, и со́тнича о́трока, и самаряны́не яви́ся, в Ду́се слу́жбу Тебе́, душе́, предживописа́.

Расслабленного укрепил Христос, свое ложе поднявшего, и юношу умершего воздвиг – чадо вдовицы, как и отрока сотника; и, самарянке открывшись, в Духе служение Богу тебе, душа, предначертал.

Кровоточи́вую исцели́ прикоснове́нием кра́я ри́зна Госпо́дь, прокаже́нныя очи́сти, слепы́я и хромы́я просвети́в, испра́ви, глухи́я же и немы́я, и нича́щия ни́зу исцели́ сло́вом, да ты спасе́шися, окая́нная душе́.

Кровоточивую исцелил прикосновением к краю одежды Господь, прокаженных очистил, слепых и хромых, просветив, исправил, глухих же и немых, и согбенную исцелил словом, дабы ты спаслась, несчастная душа.

Неду́ги исцеля́я, ни́щим благовествова́ше, Христо́с Сло́во, вре́дныя уврачева́, с мытари́ ядя́ше, со гре́шники бесе́доваше, Иаи́ровы дще́ре ду́шу предуме́ршую возврати́ осяза́нием руки́.

Недуги исцеляя, нищим благовествовал Христос-Слово; увечных исцелял, с мытарями вкушал, с грешниками беседовал; Иаировой дочери душу, уже отшедшую, возвратил прикосновением руки.

Мыта́рь спаса́шеся и блудни́ца целому́дрствоваше, и фарисе́й хваля́ся осужда́шеся; ов у́бо, очи́сти мя; о́ва же, поми́луй мя. Сей же велича́шеся, вопия́ безу́мныя глаго́лы.

Мытарь спасся и блудница стала целомудренной, а хвалящийся фарисей подвергся осуждению. Ибо первый взывал: «Будь милостив ко мне!» Вторая: «Помилуй меня!» А последний кичился, возглашая безумные глаголы.

Закхе́й мыта́рь бе, но оба́че спаса́шеся, и фарисе́й Си́мон соблажня́шеся, и блудни́ца приима́ше оста́вительная разреше́ния, от Иму́щаго кре́пость оставля́ти грехи́; ю́же, душе́, потщи́ся подража́ти.

Закхей был мытарем, но, однако, обрел спасение, фарисей же Симон соблазнялся, а блудница получала совершенное отпущение от Имеющего власть прощать грехи; поспеши, душа, и ты ей подражать.

Блудни́це, о окая́нная душе́ моя́, не поревнова́ла еси́, я́же прии́мши ми́ра алава́стр, со слеза́ми ма́заше но́зе Спа́сове, отре́ же власы́ дре́вних согреше́ний рукописа́ние раздира́ющаго ея́.

Блуднице, о несчастная душа моя, не подражала ты, той, что, взяв с миром алавастр, со слезами помазала и отерла волосами ноги Господа, разорвавшего рукописание прежних согрешений ее.

Гра́ды, и́мже даде́ Христо́с благове́стие, душе́ моя́, уве́дала еси́, ка́ко про́кляти бы́ша. Убо́йся указа́ния, да не бу́деши я́коже о́ны, и́хже Содо́мляном Влады́ко уподо́бив, да́же до а́да осуди́.

Города, которые отвергли Христово Евангелие, знаешь, как прокляты были, душа моя; страшись этого примера, не окажись, как они, ибо Владыка, Содому их уподобив, даже до ада осудил.

Да не го́ршая, о душе́ моя́, яви́шися отча́янием, ханане́и ве́ру слы́шавшая, ея́же дщи сло́вом Бо́жиим исцели́ся. Сы́не Дави́дов, спаси́ и мене́, воззови́ из глубины́ се́рдца, я́коже она́ Христу́.

Не явись хуже хананеянки, о душа моя, за отчаяние, слышав о вере, по которой дочь ее исцелилась Божиим словом. «Сын Давидов, спаси и меня!» – воззови из глубины сердца, как она Христу.

Умилосе́рдися, спаси́ мя, Сы́не Дави́дов, поми́луй, бесну́ющияся сло́вом исцели́вый, глас же благоутро́бный, я́ко разбо́йнику, мне рцы: ами́нь, глаго́лю тебе́, со Мно́ю бу́деши в раи́, егда́ прииду́ во сла́ве Мое́й.

Умилосердись, спаси меня, Сын Давидов, помилуй, беснующихся словом исцеливший; и глас милосердный мне, как разбойнику, изреки: «Истинно говорю тебе, со Мною будешь в раю, когда приду во славе Моей!»

Разбо́йник оглаго́ловаше Тя, разбо́йник Богосло́вяше Тя, о́ба бо на кресте́ сви́сяста, но, о Благоутро́бне, я́ко ве́рному разбо́йнику Твоему́, позна́вшему Тя Бо́га, и мне отве́рзи дверь сла́внаго Ца́рствия Твоего́.

Один разбойник поносил Тебя, а другой разбойник Богом исповедал Тебя, – а ведь оба рядом с Крестом Твоим висели; но, о Всемилостивый, как разбойнику, уверовавшему в Тебя и познавшему в Тебе Бога, и мне отверзи дверь славного Царства Твоего.

Тварь содрога́шеся распина́ема Тя ви́дящи, го́ры и ка́мения стра́хом распада́хуся, и земля́ сотряса́шеся, и ад обнажа́шеся, и соомрача́шеся свет во дни, зря Тебе́, Иису́се, пригвожде́на ко Кресту́.

Творение страдало, распинаемым Тебя видя: горы и камни от ужаса распадались, и земля сотрясалась, и ад богатства лишался, и помрачался свет дневной, взирая на Тебя, Иисусе, пригвожденного ко Кресту.

Досто́йных покая́ния плодо́в не истяжи́ от мене́, и́бо кре́пость моя́ во мне оскуде́, се́рдце мне да́руй при́сно сокруше́нное, нищету́ же духо́вную, да сия́ Тебе́ принесу́, я́ко прия́тную же́ртву, еди́не Спа́се.

Достойных плодов покаяния от меня не потребуй, ибо сила моя оскудела во мне; сердце мне даруй всегда сокрушенное и нищету духовную, чтобы я Тебе их принес как благоприятную жертву, единый Спаситель.

Судие́ мой и Ве́дче мой, хотя́й па́ки приити́ со а́нгелы, суди́ти ми́ру всему́, ми́лостивным Твои́м о́ком тогда́ ви́дев мя, пощади́ и уще́дри мя, Иису́се, па́че вся́каго естества́ челове́ча согреши́вша.

Судия мой и знающий все обо мне! Ты хочешь со Ангелами снова придти чтобы суд совершить над всем миром; милостивым Твоим оком тогда воззрев на меня, пощади и смилуйся надо мной, Иисусе, более всего рода человеческого согрешившим.

Припев: Преподо́бная ма́ти Мари́е, моли́ Бо́га о нас.

 

Удиви́ла еси́ всех стра́нным житие́м твои́м, а́нгелов чи́ны и челове́ков собо́ры, невеще́ственно пожи́вши и естество́ преше́дши, и́мже, я́ко невеще́ственныма нога́ма вше́дши, Мари́е, Иорда́н прешла́ еси́.

Изумила ты всех необычным житием твоим: и Ангелов воинства, и людей сообщества, живя как бесплотная и наше естество превзойдя. Потому, словно невещественная шествуя, Мария, Иордан ты как по суху ногами перешла.

Припев: Преподо́бная ма́ти Мари́е, моли́ Бо́га о нас.

 

Уми́лостиви Созда́теля о хва́лящих тя, преподо́бная ма́ти, изба́витися озлобле́ний и скорбе́й о́крест напа́дающих, да изба́вившеся от напа́стей, возвели́чим непреста́нно просла́вльшаго тя Го́спода.

 

Умилостивь Творца о восхваляющих тебя, преподобная матерь, да избавятся от бед и скорбей, отовсюду на них нападающих; чтобы мы, от искушений избавленные, величали непрестанно прославившего тебя Господа.

Припев: Преподо́бне о́тче Андре́е, моли́ Бо́га о нас.

 

Андре́е честны́й, и о́тче треблаже́ннейший, па́стырю Кри́тский, не преста́й моля́ся о воспева́ющих тя, да изба́вимся вси гне́ва и ско́рби, и тле́ния, и прегреше́ний безме́рных, чту́щии твою́ па́мять ве́рно.

Андрей досточтимый и отче треблаженнейший, пастырь Критский! Не переставай молиться о воспевающих тебя, да избавимся все мы от гнева, и скорби, и тления, и согрешений безмерных, чтущие твою память с верою.

Сла́ва Отцу́ и Сы́ну и Свято́му Ду́ху. Тро́ице единосу́щная, Е́динице триипоста́сная, Тя воспева́ем, Отца́ сла́вяще, Сы́на велича́юще, и Ду́ху покланя́ющеся, еди́ному Естеству́ вои́стину Бо́гу, Жи́зни же и живу́щему Ца́рству бесконе́чному.

Троица единосущная, Единство в трех Ипостасях! Тебя мы воспеваем, Отца славя, Сына величая, и Духу поклоняясь, поистине единому по природе Богу, Жизни и Жизням, Царству бесконечному.

И ны́не, и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь. Град Твой сохраня́й, Богороди́тельнице Пречи́стая, в Тебе́ бо сей ве́рно ца́рствуяй, в Тебе́ и утвержда́ется, и Тобо́ю побежда́яй, побежда́ет вся́кое искуше́ние, и пленя́ет ра́тники, и прохо́дит послуша́ние.

Град Твой сохраняй, Божия Родительница Пречистая. Ибо под Твоею защитой он с верою царствует, и от Тебя получает крепость, и при Твоем содействии победоносно отражает всякое искушение, и берет в плен неприятелей, и держит их в послушании.

Ирмос: Безсе́меннаго зача́тия Рождество́ несказа́нное, Ма́тере безму́жныя нетле́нен Плод, Бо́жие бо рожде́ние обновля́ет естества́. Те́мже Тя вси ро́ди, я́ко Богоневе́стную Ма́терь, правосла́вно велича́ем.

От зачатия без семени рождение неизъяснимо, у Матери, не знавшей мужа, непорочен Плод: ибо обновляет Божие рождение законы естества. Потому Тебя мы, все роды, как Бога нашего Матерь православно величаем.


Слово Святейшего Патриарха Кирилла

Мульткалендарь

 

Расписание богослужений

Кафедральный Михаило-Архангельский собор г. Кокшетау

       

joomplu:5966 Крестный подвиг Самого Христа Спасителя открыл нам и смысл бытия, и жизненные цели. Не следует бояться подвигов, не следует бояться трудностей. Укрепляемые верой, укрепляемые Божественной благодатью, которая даруется нам в Церкви, мы можем совершать не просто добрые дела, но такие дела, которые и нас двигают вперед и вверх, и тех, кто находится рядом с нами. Покуда будет это движение вперед и вверх, будет продолжаться и жизнь рода человеческого. А поскольку во главе этого движения – Церковь Божия, вдохновляемая подвигом Христа Спасителя, то именно поэтому особая ответственность лежит на всех нас… Наше служение – это не легкая комфортная прогулка по жизни. Наше служение должно быть и по сути является подвигом. И осознать это означает обрести силу и способность осуществлять то, к чему мы призваны.

Ссылки

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет     Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru     Русская Православная Церковь в КазахстанеПетропавловская и Булаевская Епархия     Астанайское Церковное благочиние    

 



 

 

 


Кокшетауская и Акмолинская Епархия, Православная Церковь в Казахстане.